fallout.ru

Арена (Советы туристам, Земля, 2240год)

проект "Сnгма"


   1
   После красного, я бы даже сказал, кровавого заката наступила прохладная ночь, полная света далёких звёзд на чёрном бархате небосклона, полная призрачного мерцания Луны (или, может быть, наоборот?), полная опасностей, которые всё также подстерегают на каждом шагу одинокого путника, просто становясь просто становясь не таким заметными, пользуясь темнотой для своих зловещих целей.
   После долгого дня сражений наступал короткий час отдыха, во время которого ты должен оставаться на чеку, если только не хочешь к утру превратится в ещё один труп, найденный где-то в овраге с перерезанной глоткой и пустыми карманами (мародёр считает, что мёртвому и вещи-то ни к чему). Тёмными лунными ночами я люблю сидеть у костра и слушать как потрескивают в огне дрова, я люблю смотреть на крохотные фонарики далёких солнц, мечтая о свободе, о том, чтобы поскорее убраться с этой трижды проклятой планеты. Почему именно трижды? Думаю, это понятно, как говорится, и ежу: сколько мировых войн она видела в своей не слишком длинной жизни? Вот то-то же и оно! А разве каждая война – не проклятие, свалившееся на мирные головы не в чём не повинных граждан? Ответ, я считаю, очевиден. Но хватит об этом.
   Посмотрите-ка лучше вокруг. Что за чудесная погода стоит вокруг! Разве не прекрасно, что есть такой вёселый мир, где не на минуту (да что там на минуту, на секунду) не соскучишься! Не обращайте внимания на радоскорпиона, подкрадающегося из-за тех кустов. То есть, конечно, обращайте, но не стоит палить из всех стволов: а вдруг там тоже спят люди (хотя возле радоскорпиона они наверняка спят мёртвым сном), или ещё что ни будь эдакое...
   Ты что идиот? Олигофрен чёртов, куда берёжся за «Bozar». Тебе что, шуму мало? Ну мало, признаюсь и мне как-то не по себе из-за этой тишины, но не надо шуметь: вдруг кто-то придёт и надерет тебе всё, что ещё можно надрать (сзади и пониже пояса). Хотя все мы люди свободные, а вольному, как говорят, воля... Уж что-что, а за решётку тебя вряд ли хто посадит. Убить это запросто, а вот с правосудием в здешних местах трудновато приходится. Поэтому держись подальше от НКР – у них там и тюрьма и шериф имеются, вот так вот.
   А теперь, новичок, прислушайся к советам парня постарше и поопытнее тебя. Вообще-то я был героем ещё в те далекие времена, когда ты под стол пешком ходил, так что... Ага. Эй, ты, чего уши развесил? Тоже мне, слон. О радоскорпионе что ли забыл. Ну-ну, не плачь. Сегодня тебе повезло. Но всё-таки пойди-ка в кусты и убей его.
   Ну вот и ладно. Крови, небось, боишься?.. Надо же, в обморок упал. Ну, очнись же наконец!..

   2
   А теперь слушай, желторотый, но и бдительности не теряй (её у тебя не так уж много, а жизнь-то и вовсе одна). Дам я тебе дельный совет, на всякий случай подходящий. Хотя нет. Одним советом тут, пожалуй, не обойтись.
   Во-первых всегда слушайся старших. Но не спеши бездумно выполнять все бредовые пожелания. Ты же не мальчик на побегушках, а мужчина. Запомнил? А теперь повтори.
   – Я настоящий мужчина!
   Вот и хорошо.
   Во-вторых запомни такое: никогда, никогда не недооценивай врага. Смеешься? Ну вот тебе пример. Иду я как-то по прерии, цветочки собираю... Ага! Вот ты и попался. Какие ещё цветочки радиоактивной пустыне-то?
   Так вот. Иду я, значит, вижу пропасть. Огромная как аквариум в Пентагоне. Ну, ты его, конечно не видел, и, небось, даже не слыхал.
   Так вот: аквариум тот большой, побольше Емпайер Стейт Билдинг, причём подземный. Ты что же это думаешь, нечего слушать свихнувшегося старика... Да этот старик, если хочешь знать, тебе, сосунку, ещё сто очков форы даст... Ладно, уж на первый раз то прощу, но больше на мою снисходительность не надейся.
   Ну, вижу я пропасть, а над ней мост. А на мосту человек стоит в балахоне. Ну, мол хоболог он, только откуда у хоболога стадо браминов? Я себе, конечно, в ус не дую, иду, как шёл, а он-то и говорит мне человеческим голосом:
   – Стой,– говорит,– загадки отгадывай. А не отгадаешь – смерть тебе на этом месте.
   Ты б, конечно, не поверил, и ухмыльнулся. Но брамины эти набиты взрывчаткой, как яйцо содержимым. Раз – и всё. И гуляешь ты паренек, в Стране Вечной Охоты, где бизоны и лошади, и не каких тебе деткло или там мантисов. Но жизнь, она жизнь и есть. Для кого радость, а для другого – навозная яма.
   Вопрос: кто это там подкрадывается слева? Никого, говоришь, нет? Вот хорошо. А вот справа уже приблизился тигрошакал.
   Ты что, придурок? Опять за винтовкой полез, вот сорванец чёртов. Да эта тварь тебя вместе с твоей винтовкой на ужин слопает, а потом ещё и «Gauss Pistol» твой в качестве десерта. Тут не стрелять, а холодное оружие применять надо! Реакция у зверя-то никудышная: пули и лучи ему, что комариные укусы, а вот мечете его режь и ешь. Есть ты, конечно, не спеши – ядовитая тварь.

   3
   Ну, что, видел как я разделался с этим уродом? Тут нужна определенная сноровка: два взмаха мечете – и можно седать к огню. Нынче что-то слишком спокойно: за пол часа всего лишь радоскорпион и тигрошакал. Перевелись, видать, звери дикие, кровожадные и смертельно опасные. Слушай дальше, мои советы тебе ещё не раз пригодятся и даже, может быть спасут твою грязною шкуру. Что? Не грязная говоришь? это она пока не грязная, а там видно будет. Или ты, дурачок, думал, что здесь тебе Бродвей и Голливуд?
   Вернёмся к нашему разговору. Ты, конечно, хочешь приключений и жаждешь славы. Смотри, только, как бы тебе вместо пьедестала не очутится в моргу. Нет моргов, говоришь? Ну это ты правильно приметил. Тогда, конечно, в морг тебе попасть будет трудновато... Придётся сразу в гроб, или в кишки какого-нибудь урода из тех мутантов, что так и рыскают в окрестностях, ищут, кого бы порешить.

   4
   Сюда ты, конечно, добрался. Хвалю. Летел-то вертибёрдом, небось. Ну-ну. Вот и я говорю: вертибёрдом, а то лежал бы ты сейчас не здесь, а на каком-нибудь Анклавовском кладбище. Но не будешь же ты всё время торчать в этом тихом местечке. Надо и приключений поискать, адреналина... Так вот, дорогой мой, сиди и слушай.
   В Ню-Рено не иди: там гангстеры, мафия, якудза, сплошные разборки и кровопролитие. Я же не изверг какой тебя на верную смерть отправлять. Ты не улыбайся. Думаешь, раз набрал с собой разного рода игрушек (там «Gauss Pistol», «Vindigator», «Alien blaster» вижу есть) так ты уже и Рэмбо и герой. Изрубят тебя бандиты в кислое яблоко – даже мать родная не узнает, попомнишь ещё мои слова.
   Вот у меня, например, из оружия лишь мечете и охотничья винтовка. Не авось, конечно, но патроны достать можно в любом месте – не то, что ети атомные батарейки. С такой пушкой я кому угодно надеру, сам знаешь что (мы об этом говорили раньше). В НКР тоже идти не следует. Там, как я уже объяснил тебе, дураку, полным полно охотников на головы. Спутают тебя с каким-нибудь бандитом и вздёрнут на первом попавшемся суку. Благо, хоть деревьев немного – поживешь минуту-другую. Перед смертью, говорят, надышатся трудно...
   В Сан-Франциско тоже нос совать не стоит. Там и без тебя хлопот многовато: то хобологи с императором Ши устроят потасовку, то Лао-Пан с Драконом. Да и на танкере ихнем разный сброд собирается. Пырнут ножом, как пить дать...
   Брокин Хиллс – это орешек покрепче НКР. Там полно мутантов, здоровенных таких, под три метра ростом. Они шуточек твоих не поймут, а поймают – по носу надают. Потом даже лучший ваш пластический хирург не поможет.
   Может в Гекко сходить хочешь? Да ты, я посмотрю, самоубийство задумал! Мало что ли тебе здесь радиации? Счётчик Гейгера слыхал как в этих местах поёт. Никакой Рики Мартин его не переплюнет, а в Гекко он самого Хулио Иглесиаса за ремень заткнёт. Жители того городка, конечно, не слишком агрессивные, но тебе-то от этого не легче они там из-за радиации обгорели совсем, без кожи щеголяют, словно так и быть должно. Так что не ходи туда, а то, глядишь, и у тебя на голове дерево вырастет и ты с ним разговаривать начнёшь на разные там философские темы...
   Годод-Убежище, тоже тот ещё фестиваль. В ту психушку вообще ни один человек при мозгах голову не сунет. Уж лучше сразу на тот свет. Для них ты – слуга и вассал безродный, кем бы ты ни был здесь. Вот уроды...
   Короче говоря тебе понятно.
   Есть еще Модок. Там в основном фермы, где браминов выращивают. А, да ты, наверное, и не знаешь, что это такое – вы же там у себя одни консервы да пищевые концентраты жрёте. Брамины, мой дружок, это зверь такой. При двух головах и на корову похож.
   У таких краях-то с чувством юмора не очень. Как-то времени на шуточки не хватает. Но об этом позже. Вон там, за оврагом, некоторые особи уже зубы свои на тебя точат. Что, опять «Bozar»? Базуку ещё возьми, терминатор. Ты что пинка никогда не видел? Не видел? Ну, ты и натуралист, браток. Это зверь такой, жёлтый весь, на хомяка немного похож. Ты их из пистолета убери, или гранатой. Вот урод. Пальбу открыл. Я-то смотрю и у тебя с чувством юмора туговато. Пару нещастных зверюшек, которых и пятилетний ребёнок ножом убить может из «Кольта» мочить вздумал.
   В Реддинг тоже соваться не советую. Нет, ничего интересного там нет, сплошные шахты и множество наркотиков. О джете ты не слыхал, но и знать тебе о нём ничего не надо. Запомни одно: не суй в рот все, что под руку попадёт. Так можно и Святую гранату Антиоха съесть, даже не догадываясь, что это такое. Вот понаприсылают к нам таких сосунков, а потом удивляются, что у нас такая высокая смертность.
   В окрестностях Дена околачиваться самому не стоит, как, в прочем и с компанией. Есть в этом городе люди такие, которые продают в рабство других людей. А в Дене-то находится ихняя штаб-квартира, или что та вроде этого. Сунешься туда – догадайся, что с тобой будет.
   Стоп. Молчи и не двигайся. Там детклаус. Не Санта Клаус, а детклаус. Death claw. Рука смерти. Вот тут-то и пригодятся нам твои игрушки. Давай «Bozar» мне. Ты бери «Vindigator» и обходи его сзади. Может, ты в штаны наделал? Нет? Ну, хорошо. Обходи его.
   -
   Дальше слышно выстрелы и брань. Потом сердитый вопль раненого зверя. Опять, выстрелы, опять брань. Крик человека:
   – Идиот, целься в спину!
   опять стрельба.
   -
   Ну вот и всё. Ты не такой уж плохой парень, но опыта тебе сильно не хватает. Если бы не выстрел из твоей пушки, та тварь сегодня бы имела неплохой ужин, да и завтрак и обед тоже. «Bozar» неплохое оружие, хотя немного неудобное...
   О чём это мы? Мы же говорим о местах, где стоит побывать... Есть ещё Клемат – но там живут почти исключительно охотники. Не говоря уже о Деревнях, диких местах, полно невежественых варваров. В одной деревне я даже сделал надпись на ихней каменной ритуальной голове: «Здесь был Джо Вессон». Хотя то был не совсем я, вернее я, но другой. Хотя, кому я это говорю...
   Откуда ты знаешь о бета-переходе и квантовом разрыве? Не говори, а то я сам ничего не понимаю... Чего их там в школе учат? Ужас. Тихий ужас.
   Слушай лучше меня. Мне неплохо платят, иначе я не стал бы заниматься таким глупым бизнесом. Так вот на побережье не ходи, там полным-полно людоедов, которые могут слопать тебя, даже без соли и перца. Кстати, единственный перец, который растет на этой земле, сам может съесть кого угодно.
   Не околачивайся в пустынях, ибо там растут и другие симпатичные растения, а также гуляют флутеры, кентавры, и гигантские муравьи, они тоже не прочь перекусить.
   Не ходи и к убежищу номер тринадцать. Люди там всё ещё живут под землёй, но они сотрудничают с дедкло, Руками Смерти. Догадайся, что случится с тобой, если ты рискнем сунуть туда свой нос. Лучше сразу пусти себе пулю в висок. Ты видел эту тварь и можешь представить себе всё что надо...
   И вообще, в пустыне нет воды. Там жара, радиация, солнце и дикие звери. Там полно бандитов всех мастей, включая рейдеров, работорговцев и других «разумных» существ. Кроме всего этого там иногда встречаются отряды «братства стали» и останки шайки Мастера, тоже любителя пострелять (вот только мишенью будешь ты)...
   Кстати, возле Сан-Франциска есть бывшая база этого самого Мастера. Теперь там живут шахтеры-мутанты. Не знаю, насколько они опасны, но Анклав там руду уже не добывает.
   Теперь, новичок, ты видишь и понимаешь всю опасность жизни в этих краях.

   6
   Солнце плавно и медленно поднималось над горизонтом, принося свет и тепло всё ещё спящему миру, который только-только пробуждался от своих ночных грёз и видений. После короткой ночи отдыха наступал длинный день сражений и опасностей. Лучи восходящего светила осветили трупы деткло, тигрошакала, радоскорпиона и три маленьких жёлтых тела пинков, расстрелянных почти в упор из пистолета. Двое людей встречали рассвет так же, как несколько часов назад встречали закат.
   – Нежели всё действительно так плохо?
   – Нет, мой друг, всё ещё хуже, намного хуже. Одной ночи слишком мало, чтобы успеть рассказать обо всех опасностях, что подстерегают одинокого путника.
   – Боюсь, что для меня это уже чересчур.
   Вот и я говорю,– подтвердил старик,– я говорю: «Возрощайся в Наварро, затем садись в свой вертибёрд и убирайся восвояси».

   7
   Несколько дней спустя с военного городка Навваро улетел самолёт, унося с собой неудачливого новичка. Парень решил, что с него достаточно приключений и покинул “Арену”, забрав свои сто тысяч долларов плюс налог. Такая жизнь была создана не для него. Джо Вессон с жалостью смотрел на запад, куда снова клонилось кроваво-красное солнце.
   Вскину на плечо свою старую винтовку, Джо двинул к аеромобилю, что приземлился неподалёку. Нет туристов – нет и экскурсовода… Ветер тихо качал подвешенную на цепях металлическую вывеску:
“Национальный туристический парк “Арена”
Внимание: высокая радиация!”
Аеромобиль поднялся в воздух, захватив с собой облачко серо-жёлтой пыли.
   – Какие они все неженки…– обратился Джо к водителю.