fallout.ru

Кафе несбывшейся мечты

Den


Памяти Dogmeat…

Сейчас, когда я мертв, когда я все и ничто, когда боги даровали мне свободу от этого страшного мира и когда они покарали меня, мне легче вспоминать свою хоть и собачью, но все же жизнь. Иногда я задаю себе вопрос, почему боги послали меня в другой мир без моего любимого хозяина, с которым я жил и умирал, благотворял и жестоко убивал, которому я верно служил, кто отдавал мне последнюю игуану, ведь мы были единое целое, мы шли бок о бок, но так называемый “Мастер” и его армада навеки разлучили нас. Но почему СЕЙЧАС мы не вместе? За что боги так жестоки со мной? Я бы предпочел ад, из которого можно общаться с хозяином, да что там общаться, просто видеть его, ощущать запах его волос, коснуться лапой его шрама на предплечье, лизнуть его в нос, но… я попал в неизвестность, что кажется мне преисподней, ведь я ничего о нем не знаю… Alas…

Сегодня я снова чувствую под лапами холодный бетон, слышу голоса призраков, которые как всегда бестолку разговаривают о всякой ерунде. Неожиданно, пыльный радиоактивный воздух из самого сердца пустоши навеял на меня сладкие воспоминания, вся жизнь проплыла в моей голове…

*   *   *

Вот я еще щенок. Наша мать оберегает нас, своих детей, как может, но сегодня утром она не пришла, мы все понимаем, что что-то не так, возможно её убили те, кого она нас так часто учила остерегаться. В животе уже урчит, но спать хочется еще больше, этой ночью мы с братом слишком долго играли и бегали. Забившись подальше, в тупик нашей норы, когда-то вырытой неизвестным животным, я мгновенно заснул.

Всю ночь мне снилась всякая ерунда: падаль, кровь, собачьи внутренности.

Проснулся я из-за внезапного приступа щенячьей тревоги, сквозь сон я слышал ПУСТОТУ. Тихо. СЛИШКОМ тихо. Моё первое инстинктивное решение было забиться в самый дальний угол и ждать. Ждать неизвестности. Но, в конце концов, страх сошёл на нет, а голод и жажда всё больше давали о себе знать. Ночью, в игре с братом, я заметил в кустах, недалеко от норы, крысиную голову, наполовину зарытую в песок, но тогда я был сыт и её вид меня ничем не привлекал. Но сейчас настало время выйти и съесть всё, что только возможно. Вылезши наружу, я увидел большую лужу крови, которую беспорядочно окружали засыпанные песком и ставшие приманкой для насекомых теплые куски щенячьей плоти. Я уже хотел бежать обратно в нору, как вдруг, мои лапы оторвались от земли и я повис в воздухе. Я почувствовал чью-то большую лапу у себя на спине, она уверенно держала меня за холку, потом медленно повернула как бы рассматривая, и тогда я увидел, что это был человек, странный зверь, о котором нам так часто рассказывала мать. Он был довольно высок, за его спиной висел дробовик, закрепленный к кожаной куртке без правого рукава, Белые кончики его длинных волос играли на солнце. Не знаю почему, но я его не испугался, даже наоборот, человек мне симпатизировал, засмотревшись на него, я мгновенно забыл о своих мертвых братьях и сестрах. “Да ты просто счастливчик, что тебя не достали это сволочи рейдеры, если бы они тебя увидели, я бы тебя в руках не держал”, сказал он. В ответ я дружелюбно тявкнул. Смешно рассмеявшись, человек добавил: “Наверное ты голоден, ну ничего, здесь я тебя умирать не оставлю”. Так я встретил своего первого хозяина.

2 года спустя

Мы как обычно идем по пустыне, что стала нам строгим но справедливым учителем по выживанию, мы идем третьи сутки по нескончаемой пустоши и каждый думает о своем. Мне представилась жирная жареная на костре крыса, с хрустящей золотистой корочкой, которая так приятно хрустит. Еще я бы выпил воды, но думать о еде позволять себе я не должен, я пес, я должен охранять хозяина, мой долг служить ему и питаться тем, что Он оставит мне. Темнеет. Хозяин остановился, сбросил с плеч рюкзак, осмотрелся и сел. Время для отдыха. За десять минут он собрал хворост и разжег костер. Съев пару-тройку крыс, мы легли спать.

Второй раз в жизни всю ночь мне снилась полная чушь: падаль, крысы, кровь, человеческие внутренности.

Проснувшись, я сразу почуял миллионы чужих запахов. Кто-то был здесь, и этот кто-то – враг. Открыв глаза, я бросил взгляд на место, где спал хозяин. Никого. Оглянулся. Пустошь вокруг. Я неожиданно завыл. Мне хотелось умереть, сгореть заживо, разорвать свою шкуру и выдрать сердце. Адреналин заставил мои глаза налиться кровью, да как так, я, зрелый пес, посмел допустить то, чего просто физиологически не может сделать собака. Я не почуял вовремя опасность, не проснулся, когда что-то случилось с хозяином, не умер, вгрызаясь в горло врагу, поднявшему руку на моего хозяина. И вот мой нос нашел отчетливый запах хозяина, а мои ноги понесли меня далеко вперед, за этим запахом. Я бежал со всех лап, как только может собака, виня себя в случившемся. Бежал я около часа, до того как увидел большую свалку металла, окруженную серым смогом идущим изнутри. Подбежав поближе, я понял, что это город-свалка, Junktown, я слышал о нем из рассказов хозяина. Я пробежал мимо зевающего у ворот охранника, следуя за запахом, оказался у большого здания с яркой вывеской “Казино Гизмо”. Здесь запах сливался с множеством других, более сильных запахов и я не мог уже полагаться на нюх. Остановился. Вдруг, сверху, над головой, слышу крик. Твою мать, хозяин летит с крыши казино прямо на меня! Так и не сообразив что делаю, отпрыгнул минимум метров на пять. Но была бы моя воля, остался бы стоять на месте и принял смерть с хозяином. Но, в мыслях воля, в жизни судьба, и я остался выть над телом только что умершего хозяина. Он умер сразу, не успев ничего сказать, возможно, его скинули уже мертвым, но это не важно. Дальше я не помнил ничего, только сквозь смутную пелену, окутавшую глаза, я видел кучу народа, толпившуюся вокруг нас.

Очнулся я на крыльце какого-то дома, два человека, мужчина и женщина, бегали вокруг дома и со страхом глазели на меня, даже пытались прогнать меня каким-то веником, но я просто не обращал на них никакого внимания. Даже если бы они начали стрелять в меня, я бы не сдвинулся с места, слишком шокирован был я.

Я не помню сколько лежал на том крыльце, может сутки, может час, но когда я его увидел, луна освещала его синие одежды с желтой цифрой 13 на спине и обрез торчавший из-за плеча. В руке он сжимал большой кусок игуаны, а за ним шел еще один человек в куртке и синих джинсах (а говорят, что собаки - дальтоники). Человек подошел ко мне и предложил свою игуану. Он напомнил мне о моём недавно потерянном хозяине. Смотря прямо в его глаза, я взял из его рук еду и съел, пусть меня заберет цербер если я не прав, но он меня загипнотизировал, люди называют это обаянием. Следующее утро я встречал в местной гостинице с двумя новыми спутниками. Хоть они и спали, но мне было не до того, я думал о жизни и смерти, о хозяине и о враге, я думал о мести…

Весь следующий день мы провели вместе, плутая по кривым подобиям улиц в Junktown’e , но ближе к вечеру, мы со спутниками, и еще два человека с пятиконечными звездами на груди, подошли к тому зданию, где день назад я не видел смысла жизни. Нос узнал знакомый запах, мои глаза инстинктивно налились кровью, а лапы были готовы к бою,.. и мести.

Мы беспрепятственно прошли мимо многочисленной охраны и оказались в длинном кабинете. Всё здесь было пропитано этим злым запахом. За столом сидел жирный, как дикий брахмин, старик, около него стоял какой-то косоглазый мужик в странной железной броне (они что, пе**ки?). Увидев нас, жирный пробормотал что-то неуважительное про шерифа города, сразу достал старинный иностранный пистолет и быстро выстрелил в него. Шериф упал и отползая к двери, материл себя и весь мир за то, что он так облажался. Его помощник, отскочив назад, начал беспорядочную стрельбу по гангстеру, но, видимо, он был удивлен таким поворотом и потому смог лишь украсить стену десятком больших дырок. Рука Жителя Волта оказалась более удачливой, в две секунды он достал свой пустынный орел и прострелил череп каратиста в железной броне. Дико вытаращив глаза, он медленно упал на спину. Ян, так ничего и не поняв, оставался неподвижным, немыми глазами наблюдая за происходящим. Далее последовал еще ряд выстрелов со стороны Гизмо – ему удалось задеть Яна в руку и двумя выстрелами убить помощника шерифа. Тут я почувствовал, что подошла моя очередь вступить в бой. Я кинулся под стол толстяка и вцепился в его ценное хозяйство, услышав его вопль боли, нет, вопль его боли, я почувствовал настоящее наслаждение, в моей голове всплыла картина падающего прямо на меня хозяина, и мои зубы впились еще глубже, все частички моего тела напряглись в единую мысль – перед смертью враг должен страдать. Еще секунд тридцать Гизмо корчился в болезненной гримасе, но все же заставил себя собрать все силы и направить пистолет под стол, в мою голову. Он уже надавил на спусковой крючок, но его рука вместе со стреляющим пистолетом летела к окну, забрызгивая кровью письменный стол, на котором она раньше часто лежала и перебирала пальцами. Я оторвался от жирного и посмотрел назад, из дробовика, который держал Житель Убежища, шел дым. Он спокойным, но твердым голосом сказал: “СобачьеМясо, ко мне”. Я отпрыгнул от своего врага, и прогремел второй выстрел из дробовика, решающий для Гизмо, его грудь теперь была больше похожа на красную мочалку, чем на грудную клетку. Издав предсмертный хрип, он повалился своей тушей на стол. Теперь я избавился от груза, который давил на меня на протяжении этих суток, я отомстил за своего мертвого хозяина и приобрел нового хозяина, который спас меня от пули врага, отстрелив ему руку и убив его.

Теперь Он осматривал потери с нашей стороны: Шериф ранен в живот, но не смертельно, его помощник мертв, а у Яна раздроблена левая рука.

После расправы над главным мафиози города, Новый Хозяин помог Киллиану дойти до госпиталя, а мы, с Яном пошли в гостиницу.

Через два месяца хозяин выполнил свою миссию – достал водный чип и тем самым обеспечил свой волт водой. За это время мы обрели много новых друзей и врагов, к нам присоединился Тико, старый путешественник из Junktown’a, И Кэт из древнего Лос-Анджелеса мы сильно привыкли друг к другу, не представляя себе потери кого-нибудь из нашей команды, но сейчас нас ожидало самое трудное испытание. Нам предстояло уничтожить “Мастера” - супермутанта создателя идеи о покорении мира с помощью глобальной мутации человечества.

Перед нами огромных размеров храм. Он выстроен в древнем и очень странном стиле. Таких зданий я никогда не видел, хотя, что-то похожее было в Хабе, но это гораздо больше. Музыка угнетает своим магическим спокойствием. Нам помогает группа людей в блестящей броне с копьями. Но подойдя к храму, я их больше не видел. И так, мы заходим внутрь, игнорируя людей с розовыми глазами; беседуем с одной из монашек; проходим большое помещение, откуда и доносится музыка; перед нами открываются двери в подвал. Монашка уходит, а мы двигаемся вдоль книжных полок, удаляясь от лестницы. Но оказалось, что эта комната никуда не ведет. Тупик. Но хозяин, не останавливаясь, подходит к ближней полке и что-то трогает за ней. Раздаётся жёсткое бренчание цепей и потайная дверь открыта. Добро пожаловать в ад – на нас смотрят ужасные создания, словно вылезшие из-под земли. Их глаза налиты кровью, а из глоток исходит просто “смертоносный” дух. Не долго думая, наша команда приступила к очистке грязи в подземелье. Когда все монстры были повалены, а обоймы опустошены, к нам вышел человек в рясе, а за ним четыре мутанта. И опять гильзы катаются по алой от крови земле. Вдруг, за спиной хозяина, я заметил крадущегося циклопа, который уже обнажил свои клыки для внезапной атаки. Я кинулся со всех лап на помощь ничего не подозревающему хозяину и моментально рассчитав траекторию полета, прыгнул на шею животного. Но краем глаза заметив опасность, оно повернуло голову в мою сторону и совершив мгновенный маневр, гигантская челюсть сомкнулась на моём позвоночнике. Моё тело пронзила гигантская боль и глаза окутала белая пленка. В следующее мгновение существо разжало челюсти, разрываемое под натиском огня из стволов всех моих друзей, оно в судорогах отходило назад, и упало. Я лежал на полу и не мог шевельнуть даже пальцем на задней лапе. В голове проплыла мысль о том, что мне не зря ночью снилась кровь, ручьем текущая из моей пасти. Боль ушла но я чувствовал, что с каждой секундой у меня отнимались силы. Хозяин подошел ко мне, сел на колени и положив руку мне на голову, сказал: “Спасибо, друг, ты спас меня ценой своей жизни, я этого никогда не забуду, ты всегда будешь со мной”. Я лизнул его руку и…

*   *   *

…и вдруг я почуял что-то, - слишком знакомый запах... Нет, этого не может быть... Да, это Он! Это его запах! Он пришел за мной! Из окна кафе я вижу два силуэта на горизонте. Они приближаются. Один из них был в до боли знакомом мне синем костюме. Я не мог пошевелиться. Но вот, он зашел внутрь комнаты и я большими прыжками побежал к нему, но он странно отскочил, будто испугался меня. Все же я подбежал к нему и положил ему лапы на плечи. Он погладил меня. Я лизнул его и понял, что это не Он, нет это Он, но в другом обличии, от него плохо пахнет, его кожа гораздо темнее чем у хозяина, с ним какой-то дикарь, с большой костью в носу, но все же, это Он. Да, я уверен. Человек тоже постепенно начал излучать тёплую дружескую энергию и назвав меня по имени, позвал за собой. Я, забыв обо всём вокруг, следуя за хозяином, как раб, склонивший голову перед фараоном. Пересёкши дверной проём, я устремился вверх, к небесам, к хозяину, к богу, пославшему мне знак о прощении всех смертей. Теперь я свободен. Спустя многие годы хозяин в обличии дикаря позвал меня к себе, в рай.

Теперь я обрету счастье, я знаю…