fallout.ru

Дезинфекция

Tommyknocker


Я сидел на земле, прислонившись спиной к теплому и шершавому борту моего старенького “Хайвеймена” и меланхолично перелистывал старый выпуск журнала “Guns&Bullets”. На самом деле, ничего нового из него почерпнуть я уже не мог, не подумайте, что я хвастаюсь, просто за долгое время пользования этими игрушками многое втемяшивается в голову и проделывается на уровне подсознания. В самом деле, как мне может помочь рекомендация по чистке оружия?

Я сейчас даже не помню, когда я прочищал свой любимый гауссовый пистолет, но я твердо уверен в том, что он безукоризненно вычищен, перебран и смазан. Должно быть, я сделал это левой рукой, пока вел машину... Хотя о чем это я? Какая вам разница, как у меня дела с оружием? Если вы благоразумный человек, то вы этого никогда не узнаете. Кто узнал - тот уже никому об этом не расскажет. Надеюсь, вас не пугает цинизм, с которым я об этом говорю? Пугает? Меня тоже. Теперь, когда у меня есть возможность оглянуться назад и увидеть свою жизнь со стороны, я внутренне содрогаюсь. Годы странствий изменили мою душу до неузнаваемости. То, что я счел бы жутким ночным кошмаром еще год назад, сегодня для меня не более чем обыденное зрелище. Помню в детстве, когда мы с друзьями охотились на мантисов, я набрел на труп брахмина, растерзанного радскорпионами. Меня выворачивало наизнанку минуты полторы, и я не мог спокойно спать долгое время, метался на циновках, захлебывался скулящим стоном и тонул в холодном поту. Меня спас наш шаман Хакунин, поивший меня каким-то травяным настоем, который погружал меня в омут странных видений, но и успокаивал, давал мне возможность заснуть. А что теперь? Я спокойно прохожу мимо гниющих человеческих останков, бросив лишь мимолетный взгляд на них, и сплю потом как младенец. Хотя нет. Не как младенец. Вряд ли какой либо младенец спит вполглаза, держа руку на ложе винтовки, и пробуждается при любом шорохе...

Из тягостных размышлений меня вывел звук чьих-то шагов. Я мгновенно сдвинул вперед рычажок предохранителя и повернул голову на звук. Это был всего лишь Маркус, шериф Сломанных Холмов, которого я отправил набрать дров для костра. Старый мутант как всегда с блеском выполнил свою задачу: его мощный торс было сложно различить за громадной кучей дров, которую он тащил, слегка отдуваясь.

- Дрова! - проревел Маркус, сваливая огромную ношу на землю.

Сулик, дремавший до этого времени, открыл глаза, зевнул и начал складывать ветки для костра. С того времени, как мы встретились в том городке под названием Клэмат, он изрядно поднаторел в этом деле, и его костерки занимались с первой спички и не затухали даже под натиском сильного ветра. Так! От этой привычки я уже длительное время не мог отучить Маркуса. Он достал из-за плеча свой огнемет (Маркус ласково называл его “Изжога”), слегка усовершенствованный тем умалишенным из Нью Рено, и, наведя дуло на кучу дров, легонько нажал на курок. Дрова моментально занялись и весело затрещали.

... Подбрасывая в догорающий костерок дрова, я с удивлением обнаружил, что держу в руке гладкую доску с торчащим на ее конце гвоздем и отрывком клейма “USA ARMY EQUI...”. На этом печать обрывалась.

- Маркус, дружище, а где ты это взял? - недоуменно спросил я. Кожа на лбу старого мутанта собралась складками, он глубоко задумался.

- Там... На юг... Юрта! Да, юрта! Старый ящик был в этой юрте, -ответил он.

Что-то заинтересовало меня в этом ящике, откуда в заброшенной юрте ящик из под армейского оборудования? Задачка...

- Маркус, а ты можешь показать, где находится это место? - спросил я старого мутанта.

- Легко, - сказал он, - как два Фрэнка замочить!

Эту поговорку он самолично придумал после наших злоключений на базе этих чертовых засранцев, схвативших моих родных и задумавших уничтожить всех жителей Земли. Этого Хорригана мы сделали на удивление легко, но под шальную его очередь попал бедняга Кэссиди. Наверное, именно из-за этого я отбросил всякий страх и бросился прямо на него, на его чудовищный нож. Он все-таки пронзил мне правый бок и теперь в дождливую погоду у меня на этом месте чувствительно побаливает рубец, но зато тот ублюдок был буквально разорван пополам моей и Маркусовской очередями из Бозара и Виндикатора. Ладно, хватит о бедняге Кэссиди, мир его праху... Пусть его небесный бар не знает отдыха от посетителей...

Мы шли во все более сгущающихся сумерках по направлению к загадочной юрте. Ступни увязали в песке, мы все отвыкли ходить пешком, привыкли к последнему во вселенной благу цивилизации—старенькому потрепанному “Хайвеймену”. Но запас термоядерных аккумуляторов для его заправки постепенно истощился и вот совсем закончился. Придется, как и прежде, странствовать пешком. Надеюсь, седьмой палец на ноге у меня уже не вырастет, хватит и одной милой шуточки матушки природы...

За этими думами я и не заметил, что мы пришли к месту назначения.

Юрта была на первый взгляд самая обыкновенная - жердины, скрепленные жилами брахминов, составляющие каркас сооружения, были покрыты брахминовыми же шкурами, но что-то показалось мне неестественным, нечто неправильное почудилось мне в этих шкурах.

- У этих му-му всего одна голова, - прогудел Сулик.

Теперь словно пелена спала с глаз моих, точно у этих брахминов действительно только лишь одна голова, да и сами эти шкуры настолько истлели и прохудились, что им можно было смело дать лет 300- 400. Да и занесена песком эта юрта больше, чем на четверть.

Надо же, одноголовые брахмины, а я и не поверил Великому Ананиусу, который рассказывал мне о них. Я высмеял его, обозвал шарлатаном...

Юрта была одним боком прикреплена к скале, заглянув внутрь, я не увидел ничего, кроме покосившейся книжной полки. Пошарив по ее отделениям, я не обнаружил ничего, кроме окаменевшего куска вяленого мяса, которым наверняка можно было пробить моторизованную броню, изобретенную говнюками из Анклава. Оставлять так эту загадку так я уже не мог, но и для более тщательного осмотра было уже слишком темно. В конце концов я еще не схватил такую дозу радиации, даже во время ручной починки реактора в Гекко, чтобы подсвечивать себе ночью. Мы решили заночевать здесь. Ночь прошла на удивление спокойно, к нам даже не забрела какая либо крысогнида, привлеченная запахом живого мяса. Утром, наскоро перекусив, я приступил к тщательному осмотру юрты. Очень скоро я обнаружил, что полку невозможно сдвинуть с места, даже усилия силача Маркуса не увенчались успехом, он только сломал две доски. Пришлось действовать крайне варварски—одолжить у Сулика супермолот Братства Стали, которым он очень дорожил, и сокрушить несчастную полку, которая оказалась прикручена к скале очень мощными и длинными болтами. Вырезав “маленьким Мордино”, который я все еще таскал с собой, половину стены юрты, я обнаружил в скале мощную железную дверь. Ну, мощную конечно в сравнении с обычными дверьми, до двери 13-го убежища ей было конечно далеко. Дверь естественно оказалась закрыта. Разве это остановит меня, уже вошедшего во вкус этой головоломки? Давно уже прошли те времена, когда подобные двери я мог открыть лишь при помощи пластида, под угрозой лишиться конечностей и позволить сородичам быть поглощенными ненасытной пустыней. Я аккуратно поддел шомполом от Бозара крышку электронного замка, пошарил в заплечном мешке и выудил оттуда электронную отмычку. Оголив концы двух проводов замка, я прицепил к ним “крокодильчики” отмычки. Теперь оставалось только немного подождать. Только теперь я обратил внимание на Сулика. По его лицу крупными каплями скатывался пот, смуглая от загара кожа побледнела.

- В чем дело Сулик? - встревожено осведомился я, - Что случилось с тобой?

- Зло... Зло там внизу, человеческая злоба исторгнуть свое детище! Там опасность! Грэмпи кость говорит там смерть! НЕ ХОДИТЬ ТУДА!

- Успокойся Сулик! Все будет О’К, вот увидишь, - сказал я, а про себя подумал: ”Надо уходить. Духи Сулика никогда не ошибались, и если теперь предупреждение идет столь прямо, то мы действительно в серьезной опасности. Да что мы, всему свету грозит нечто неведомое. Вот именно, всему свету! А если туда забредет банда рэйдеров или работорговцев, вдруг они не сумеют удержать под контролем таящуюся там опасность... Тогда зряшным окажется все, что я сделал? Нет, нужно разобраться с этой угрозой”.

В этот момент отмычка коротко пропела мелодию из шести нот и дверь с натужным скрипом начала открываться. Две половинки ее разъехались в разные стороны и перед нами открылся равномерно освещенный голубым светом коридор, уходящий в даль, не сворачивая. ”Ого, - похолодел я , - ничего себе это должна быть штучка, если ее так далеко засверлили внутрь скалы!”. Мы двинулись по этому коридору, Сулик жалобно бормотал себе под нос: ”Если ты туда идти, тоя и Грэмпи идти вместе с тобой”, Маркус же встревожено ворчал. По этому коридору видимо уже давно не ходили - пол покрывал дюймовый слой пыли, наши шаги не отдавались гулким эхом, как на “Сиерре”, а утопали в мягком пылевом ковре. Мы шагали уже минут десять, а коридор все не проявлял никаких признаков поворота. Еще минут через пять и мы уперлись в дверь лифта. “Хотелось бы надеяться, что этот лифт работает без всяких прибамбасов вроде сканера сетчатки, а то припоминаю, что из этого вышло на “Сиерре” - проклятый глаз лопнул прямо у меня в руках и в итоге пришлось в темпе удирать с этой базы, с гонящимися за нами по пятам толпами роботов охранников, палящих нам в спины из широкого ассортимента огнестрельного вооружения, вплоть до ракетных установок”.

Лифт послушно отворил свои двери, пропуская нас в уютную кабину. На пульте управления оказалось всего две кнопки. Я лишний раз проверил затвор пистолета, Маркус перевесил “Изжогу” поудобнее, и я нажал кнопку. Взвыли натужно механизмы лифта и он буквально пополз вниз, по дюйму преодолевая расстояние отделявшее нас от загадочной угрозы. Наконец лифт сухо щелкнул, и я увидел напротив двери лифта яркую табличку с несколькими пересеченными дугами и надписью “BIOHAZARD”. Нечто подобное я уже видел на той же “Сиерре”, но не придал этому значения. Выходит, не первый раз я сталкиваюсь с этим... Мы вышли из лифта и направились вперед по коридору. Кое-где валялись пустые ящики, подобные тому, доска которого и привела меня сюда. По творившемуся здесь беспорядку я понял, что лаборатория была покинута в спешке. Повсюду висели такие же таблички со зловещей надписью. Завидев дверь, я тотчас же вошел в нее. Я оказался в комнате со стеклянной стеной, служившей по-видимому окном в соседнее помещение, огромными шкафами и несколькими компьютерами. Через гигантское окно можно было наблюдать высохшие тела на белых койках. К ним вели множественные провода и рядом стояло немыслимое количество непонятной аппаратуры, таких технологий я не видел даже у Братства Стали и Анклава. О ее назначении я мог только догадываться, хотя я себя вовсе не считаю профаном в технике. Скорее всего, это механизмы диагностики чего-то.

Я присел к компьютеру и надавил кнопку включения. К моему удивлению, экран мягко засветился ровным фиолетовым светом. На дисплее замерцали белые символы. Я пробежался пальцами по клавиатуре. Защита! Как два пальца, уроки Скайнета не прошли для меня даром... Бедняга Скайнет... Когда эти головы из Волт Сити захватили Геко они перемудрили с реактором и подали на город чересчур большую порцию энергии. Из-за грандиозного скачка напряжения город практически умер. Напор энергии был так велик, что многие горожане просто были поджарены своей бытовой техникой. Я был у Лидии в баре, в тот момент, когда это случилось. Я с трудом допил синтетическую текилу после лицезрения того, как взорвавшаяся микроволновка оторвала ей голову. А еще говорят, что я не сентиментален... Мне не жалко этот загнивающий город с его надутыми индюками, гордо именующими себя “гражданами”, единственное, чего мне стало не хватать после этого - мой верный товарищ Скайнет. Во время скачка он был подключен к терминалам Волта 8. Напряжение буквально сожгло его электронное нутро...

Мне показалось, что я что-то нащупал. Еще несколько манипуляций с клавиатурой... Так! О, Боги, чем они здесь занимались! Мы забрели на фабрику производства бактериологического оружия. Здесь из самых невинных болезней генерировали смертельную заразу. Я читал и читал, холодея от безграничности человеческой злобы. Анклавовцы со своим ФЭВ’ом по сравнению с тем, что я обнаружил в этих лабораториях, выглядят детьми, играющими с разбитым градусником. Но есть одно сходство - большим начальникам из высоких кабинетов нет дела до рядовых людей и они готовы пускать их в расход несметными количествами ради своих целей и в том и в другом случае... Грипп, сибирская язва, эбола, фулликулярная ангина, лихорадка, все абсолютно смертельно, со ста процентной заражаемостью, гарантированным отсутствием иммунитета... Если что-то вырвется из этих лабораторий - наступит конец всему, вирусы исправят то, что не доделали ядерные бомбы, с одним отличием - даже убежища не спасут от этого ужаса. Человечество за считанные дни умрет, покрывшись язвами, задохнется от спазмов горла, захлебнется гноем. ... Этот список можно продолжать до бесконечности... Возьмите любую болезнь, усильте ее симптомы в сотню раз, прибавьте отсутствие антител и лекарств и получите слабое представление о мизерной доле этого чудовищного проекта, который был озаглавлен с черным висельным юмором “НАСМОРК”.

Я читал дальше и все более ужасался, когда я нашел описания действия вирусов на живом подопытном материале у меня, Невозмутимого и Хладнокровного Избранного, сдали нервы, а что вы хотите? Вы бы смогли спокойно читать описания человеческих мучений, описанных сухим канцелярским языком, но не потерявшим от этого своей жути? Подавившийся языком во время восьмиминутного приступа кашля Брэдли, захлебнувшаяся слизью Лианна Лестер, сгоревший от жара 14-ти летний мальчуган Бобби, все это оставит вас равнодушными? Меня нет! Я разрядил всю обойму в экран дисплея, посыпались искры, повалил вонючий дым над остатками дорогой техники. Лоб мой был покрыт испариной, левая щека судорожно дергалась в нешуточном нервном тике. Как, как уничтожить эту мерзость, как снова спасти человечество, не подозревающее об этой скрытой угрозе??? Наверное, последние слова я выкрикнул вслух, судя по тому, как на меня уставились Сулик с Маркусом.

- Неужели так серьезно? - спросил Маркус.

- Все гораздо серьезнее, серьезнее некуда, - прошептал я, чувствуя страшную сухость в горле.

- Может сделать БА-БАХ? - подал голос Сулик.

- Ба-бах... От бабаха демон вырвется на свободу! Нужно хотя бы устроить ядерный взрыв...

(При словах “ядерный взрыв” Маркус заметно оживился)

- Реактор! Взорвать реактор! БУМ!

- Если бы здесь был реактор, то твоя идея была бы просто отличной с горечью ответил я Маркусу, - Скорей всего здесь обычная электростанция, как на “Сиерре”... Ее уничтожение не даст нам ничего, кроме долгой и мучительной гибели.

Я ломал голову, обдумывая способы избавления... ”Ну же, Избранные мозги придумайте хоть что-нибудь, оправдайте свое звание...”. Я сосредоточенно вспоминал все способы разрушения, которые успело придумать человечество. Нет, ничто из этого не способно нам помочь..., хотя постойте... У меня появилась смутная идея... Я вспомнил об отряде Братства, встреченном однажды в пустыне. Они поведали мне о чудесном артефакте - Гранате Святого Антиоха. Они сказали, что она может вдребезги разнести любую гору. Возможно, она то мне сейчас и поможет. Если не она тогда что же? Атомная бомба? Единственная, которую я видел уже испарилась вместе с базой Анклава...

Придется использовать эту возможность, если есть хоть малейший шанс победить. Бросив последний взгляд на сморщенные трупы, я быстрым шагом направился прочь из этого проклятого места.

Мы вышли из лаборатории и направились к лифту. Пока лифт поднимался, я вспоминал тот момент, когда я впервые увидел ее...

...Мы только что расправились с крупным отрядом осколков армии Мастера, что попался нам в симпатичном (насколько это прилагательное можно отнести к пост-ядерной пустыне) распадке, в котором я намеревался отдохнуть. Мы перебили всех тварей, но один мутант с воплем “Мастер умер, но дело его живет!” бросился наутек. Я бы мог спокойно снять его из снайперки, но что-то, то ли нехватка патронов, то ли всплеск благородства, то ли принятый коктейль из Психо, Баффаута и Джета, заставили сесть меня в машину и на малых оборотах поехать вслед за ним, оглушительно сигналя и вопя во всю Избранную глотку что то вроде “Ату его! Ату!”. Положение усугублял Сулик, принявший нехилую дозу буза и отчаянно улюлюкавший и свистевший. Это зрелище заставило мутанта бросить ракетную установку и дернуть с офигенной скоростью на восток. Через несколько минут такой гонки его фигура подломилась и начала медленно заваливаться на песок. Я не успел затормозить и переехал его передними колесами. Тягостную тишину разрядил Вик, сказавший: “ Ничего, босс, я вымою шины...”. Отсмеявшись, мы вышли из машины убрать тушу из-под колес. Ветер донес до меня звуки боя: выстрелы, гулкие очереди и гневные крики. Мы поспешили на помощь. Я ожидал увидеть караван, отбивающийся от разбойников, но к своему изумлению узрел следующую картину.

Уже встреченный мною ранее отряд рыцарей Братства поливал ураганным огнем... маленькую мышь! Но самое удивительное было не в этом, а в том, что ни пули, ни гранаты, ни даже сгустки раскаленной плазмы, по-видимому, не причиняли мыши ни малейшего вреда. Первым делом я решил, что у меня наркотический бред, но изумленно открытый рот Кэссиди, никогда не употреблявшего наркотиков, разубедил меня в этом. Главный отряда, назвавшийся Артуром, повернул ко мне лицо, мокрое от пота, и сипло прокричал:

- Сэр Избранный! Мы нашли Гранату, но не можем одолеть Хранителя! Проникни в пещеру и возьми Гранату, но сделай это быстрее, наши боеприпасы на исходе...

Ну что, как не помочь хорошим, пусть и слегка шизанутым людям... С радостью окажу им услугу. Я зашел в пещеру, мышь за моей спиной негодующе зашипела, но не стала меня задерживать. В пещере было очень темно, несмотря на дневное время. Через некоторое время, когда светофильтры-хамелеоны шлема слегка посветлели, я увидел слабый источник света, таинственно мерцавший в глубине грота. Подойдя поближе к этому источнику света я увидел.... у меня пресеклось дыхание. На неимоверно изящном пьедестале, выполненном из черного мрамора с золотыми прожилками лежала она. Это был предмет, внешне напоминающий обычную гранату, но чека была выполнена в виде христианского креста. Эта Граната светилась изнутри приглушенным оранжевым цветом и ее всю наполняла огромная мощь. Я чувствовал всем телом колоссальную сверхъестественную силу, наполнявшую ее под завязку... Эта штуковина была, наверное, помощней ядерной бомбы средней мощности. И это я должен отдать кому-то? Такое сокровище? И что я получу взамен? Еще один ГЕКК? У меня уже есть один, да и намекал мне Горис, что анклавовцы забрали еще один себе... Три ГЕККА это уже чересчур... Короче мое решение было недостойно Избранного, но говорил ли я вам, что в голове моей весело плескались две упаковки Джета...

Выходя из пещеры, я увидел уморительнейшее зрелище: Сулик, зайдя в тыл непобедимой мышке, со всего маху саданул по ней супермолотом... Молот отскочил от мыши, как от резиновой скалы и ударил Сулика прямо промеж глаз. Он рухнул как подкошенный. Подхватив его под мышку, я запихнул его в “Хайвеймен”, где уже сидела вся команда и дал по газам. Вслед мне неслись крики Артура и Галахада: “Сэр Избранный, это нечестно!”. Набирая скорость, я крикнул:

- Ленни, лечи его!

Гул послушно склонился над Суликом. Тот приоткрыл левый глаз и пробормотал:

- Косточка говорит Сулика только контузить...

...Лифт остановился и ...

...Дальнейшее я вспоминаю с трудом. Все как будто бы подернуто пеленой забвения. Я помню все проишедшее, но крохами, урывками, будто это происходило очень давно... Вот все, что я запомнил.

Вот мы уже у двери... Я достаю ее из заплечного мешка, разворачиваю обертки из кожи новорожденного брахмина и кидаю ее в проход...

Она мягко касается пола и продолжает катиться вперед, подобно шару для боулинга. Мы поворачиваемся и бежим со всех ног прочь от этой двери...

Полыхнуло... Яркая вспышка озарила пустыню... Звука взрыва почему то нет... Я оборачиваюсь и вижу...

...скала плавится, груды скальной породы оседают, превращаясь в раскаленную лаву, на месте скалы -озеро кипящего камня. Эта лава играет всеми цветами радуги и застывает на глазах... Все... На месте юрты застывшая каменная площадка, покрытая гротескными извивами узора.

- Духи говорят, что все хорошо,- произносит Сулик.

Я падаю без чувств...

... Очнулся я у того же костерка, Сулик жарил пойманную игуану, Маркус доедал другую. Я чувствовал страшную слабость во всем теле, как после приема джета.

- Это было? - слабым голосом спросил я.

Ответа не было, лишь через некоторое время Сулик повернул свою голову ко мне. В глазах его плясали блики костра.

- Кто знает, кто знает...

А если она не одна?