fallout.ru

Fallout 2.01 (post-Enclave chronicle)

Mr.Muzzle

[ 1 / ??? ]

i am a big man
(yes i am)
and i have a big gun
got me a big old dick and i
i like to have fun
held against your forehead
i'll make you suck it
maybe i'll put a hole in your head
you know, just for the fuck of it
i can reduce you if i want
i can devour
i'm hard as fucking steel, and i've got the power
i'm every inch a man, and i'll show you somehow
me and my fucking gun
nothing can stop me now
shoot shoot shoot shoot shoot
i'm going to come all over you
me and my fucking gun

big man with a gun by T.Reznor   

I wish I would've met you
now it's a little late
what you could've taught me
I could've saved some face
they think that your early ending
was all wrong
for the most part they're right
but look how they all got strong
that's why I say hey man nice shot
what a good shot man
now that the smokes gone
and the air is all clear
those who were right there
got a new kind of fear
you'd fight and you were right
but they were just to strong
they'd stick it in your face
and let you smell what they consider wrong
that's why I say hey man nice, nice shot
what a good shot man
a man has gun
hey man have fun
I wish I would've met you
I'd say nice shot

hey man nice shot by Filter   

- Уж не знаю точно, о чём вы спорили но закончился ваш разговор так: ты заявил, что доктор Ричард Джордан Гэтлинг сделал больше для развития современной хирургии, чем Халстед. Он спросил у тебя, какую новую технику разработал доктор Гэтлинг, а ты ответил ему, что доктор Гэтлинг изобрёл пулемёт.

Двери в песке Р.Желязны   

"Dilemma of the Chosen One" Holo (Mingan's interview to NCR TODAY)


- Нет ничего хуже необходимости выбирать, - заявил он. - На, выпей.
Двери в песке Р.Желязны   

- Почему Избранному не предложат съездить на Гаваи и на хрена мне нужно переться на Тибет? - сказал герой Эдди Мёрфи в одном из фильмов снятых в конце 20-го века. Всё это нонсенс, дерьмо браминье, но судьбу не выбирают.

Нас было трое, прямых потомков Святого Двеллера. Я, самый старший - Минган Наказание Арройо, слишком шустрые руки не дававшие мне, и в особенности односельчанам покоя. Будь я простым смертным - изгнали бы с тату "пни меня" и любой трайбал при встрече без зазрения совести и опасения отягощения кармы проткнул моё бренное и столь любимое мной тело. Но, спасибо предку, я отделался всего лишь ссылкой к разведчикам. И когда Старейшина рода сказала мне собираться в дорогу, я обалдел, впрочем обалдел после того как узнал, что для начала должен пройти испытание в Храме Судьбы. Хорошо хоть день мне позволили выбрать самому и я подгадал так чтобы на выходе не стоял Нарг, кузен хренов, он должен был идти вторым и ни за что не пропустил бы меня в святилище - отделал как охотник гекко и шкуру снял. Я хотел с ним поменяться, но Старая упёрлась словно брамин перед забоем, мол ни каких жребиев, ты самый старший, ближе всех по крови и т.д. и т.п. Ну скажите, кто и когда занимался составлением гинекологического, извиняюсь, древа в Арройо. Ан нет, оказывается наш душка шаман Хокьюнин, который нюхает всё подряд, великое благо что к тому времени джет так и не достиг деревни, делать ему нечего - составил нам целые родословные. Лечил бы старче разведчиков с охотниками, копался в своём огороде, а то запустил так, что там харкалки выросли. После того как я еле отпинался от муравьёв и скорпионов он, гад, и ляпни тут что по крови первая Читса будет, хотел психануть, да поздно. Впрочем интересно как у неё всё это дело получилось. Наверно как и я подгадала день чтоб с родственичком не столкнуться, надавала авансов горячей любви стражнику и прошла испытание. Нарг у нас ещё и целомудренный что Башка Двеллера посредь деревни, а интелект не позволит договориться. Опять же его тяга к славе. Читса и я сводные будем, но в тонкостях я не разобрался, похоже Великий Пращур обладал похотью брамина в сезон дождей и плодовитостью дэсклау, что он и передал Читсе. Как она осталась девственицей к испытанию? - ума не приложу. Когда она шла по деревне, гормоны витали в воздухе принимая осяземый облик и их можно было пинать ногами, а тем мужам достойным которые её видели, приходилось вечером застирывать штаны. Будь наше достоинство из более прочных материалов пришлось бы ещё и штопать. Впрочем надо отдать должное, кроме безумной сексапильности предок наградил её хорошими мозгами и хитростью, не такая ловкая и сильная как я или Нарг, но это можно сбросить на юный возраст и отсутствие практики. Думаю что со временем она обставила и меня и братца по этой части.

Но испытание было пройдено и я собрался в дорогу напялив волтсьют и прицепив пип-бой. Старейшина запарила меня своими инструкциями на предмет Кламата, Вика и фляжек. Дала лечебной дури, тупой ножик и сто баков рыжьём. Ещё сто я спёр у этой мымры Морли, и в наглую начал канючить у неё кусок кремня, мне парняга возле моста обещал копьецо более острое сделать. Какое в жопу копьё! Hе дойдя до Кламата четыре урода, по тату я позднее понял это были люди Метсгера, пытались меня уделать. У троих пистолеты, а главный с обрезом. Хорошо сплю чутко. Проснулся, а они гниды меня в коробочку берут. Я не долго думая ноги, копьё и остальное в руки и дал дёру, пули так и засвистели. Идиоты не знали - я понимал то что нужен им живым и без сильных повреждений упаковки (Метс им бошки посносил бы за порченный товар - проще пристрелить). Один, самый крутой наверно, стал у меня на пути, ствол в кобуру засунул и попытался меня схватить, левую руку выставил. Ну я своей правой хватаю эту мразь за запястье и начинаю тащить на себя вращаясь против часовой и становясь к нему боком, очень похоже на первую фигуру полонеза как позже я узнал. Потом отпускаю и поворачиваюсь уже против часовой бью по мерзкой харе левой, нос в лепёху и падает он неудобно ломая себе руку. Оставшиеся приближались, а то бы я его добил, но время поджимало и пришлось рвануть дальше. Всю дорогу до Кламата в кустах отсиживался.

Так эта история и закрутилась. И если честно - насрать мне было на всё и вся и в особенности на Арройо и Святой, Мать Его Так, ГЕК. Но так как привязанности к оседлому образу я не питал и ранее, то после Кламата двинулся в Ден, затем попал в Модок, Гекко и т.д. Мне стало интересно. А когда появилась машина!!! Прекратилось нытьё Вика по поводу долгих переходов и зырканья Сулика, толстяк постоянно дрых на заднем сиденье. Позже его потеснили Кэсс с Маркусом, а Сулик занял место возле меня и таращился в окно даже по ночам. Три с половиной года я прокладывал коллею от города к городу, единственное что достовало это сны с шаманом. Все знают о четырёх, ну пяти явлениях. Какое там! Он являлся ко мне каждую неделю, а в начале четвёртого года моих скитаний обнаглел и начал сниться через ночь. Может по этому я и попёрся в Анклав тогда, а то с год ещё потянул.

Вы говорите это не соответствует моему высокому званию Избранного - низкоморально, цинично? Так вот: я не просился в Избранные, а выбор был не велик, либо ГЕК, либо изгнание без средств к выживанию. Максимально на что я мог рассчитывать - это община пастухов, к разведчикам после отказа от испытания я не попал бы. Не велика радость - раз в год бывать в Арройо, а всё остальное время дрючить браминш на пастбищах от скуки.

Цинично? Низкоморально? Да весь Мир Грёбаных Пустошей на этом и построен! Единицы тех милых людей вроде Бекки из Дена, да и тем приходиться жить в постоянном компромиссе с окружающей их действительностью. Попробуйте вы объяснить, что есть зло и благо проституткам на Вёджн Стрит, торгующим собой ради очередного балончика с джетом, или Ренеско, Джулсу и остальным пушерам Нью Рино, которые этот джет им продают. О, вы часами могли бы полемизировать на эти же темы с ныне покойной Первой Гражданкой Линетт или с главой семьи Райт, мол зачем вам достопочтенный заниматься криминалом, вы же хороший человек? На что он наверняка ответит - "А что вы прикажете мне купить ферму, окучивать землю и отбивать урожай начиная с крыс всех видов и заканчивая якудза и панков? Нет уж, спасибо, это для неудачников". Но это Орвил, а рейдер ответит вам выстрелом из дробовика, по заряду картечи в каждый глаз дуплетом. Так вот, не надо иллюзий, используйте свой рассудок, как сделал я после выхода из Дена (мои иллюзии были украдены местными пацанами и лежат мертвым грузом у одного из торговцев краденым) постоянно упражняясь в стрельбе по всякой живности начиная с ранее упомянутых крыс и заканчивая торговыми караванами. Что? Опять морщите личико? Да, это всё правда. Я думаю где-то треть караванов пропавших между Деном и ВолтСити можно списать на меня. Где ещё можно получить такую изумительную возможность попрактиковаться в стрельбе. Торговец всегда знает, что путешествие это риск и платит охранникам, а последние должны отрабатывать эти деньги. И если они умирают, значит они плохо подготовлены и торговец заплатил не тем людям, всё просто как фрукт. Но не надо считать, что я палил в каждого встречного, вовсе нет. Это был етественный отбор, экстерминации подлежали те кто хамил, типа: "Мы слышали про тебя, ты тот самый "хороший" парень что собирается спасти мир, так что отвали". В основном эти караван-мастеры перевозили дурь или торговали рабами, по большей части. Людям свойственно ошибаться и они ошибались, на счёт слова "хороший". Ошибались и умирали. Человечество не меняется на протяжении тысячелетий, меняются критерии поведения в обществе и рамки морали. Так так что по всем этим вопросам это к Майрону, а не нравится - можете убираться в жопу вместе с брамином и тачкой на которых вы сюда приехали.

Нет? Всё нормально? Тогда продолжим. Я не утверждаю что зло есть добро я говорю - это хорошо быть плохим, иногда. После того как уменье обращаться с малым стрелковым оружием стало меня удовлетворять, моё сафари закончилось. Отчасти. Теперь я искал реальной опасности в пещерах с рейдерами, робберами и прочей накипью пустошей. Я убивал их десятками, не считая Хабологистов которых грохал чисто из прагматических, можно сказать меркантильных соображений. Даже во Фриско всегда были проблемы с 4,7 mm патронами, а тут 94-100 (позднее всегда 100), плюс полдюжины плазменных гранат. Позднее я переключился на патрули Анклава, флоатеров, кентавров и ванаминго. Всё это дало мне огромную практику не только в боевых умениях, но также способствовало развитию и совершенствованию способности медика. Я залатал несчётное количество ран, ожогов, переломов, на себе и своих друзьях, что толкнуло меня к более подробному изучению этой проблемы. И я помню, как засел в хранилище Волт-8 занимась тренингом навыка доктора, штудируя десятки, сотни холодисков с описаниями травм и болезней. Там же я нашёл много художественной литературы. Так что можно сказать я развивался и в духовном плане, правда на долго меня не хватило. Настоящим подарком судьбы, вторым после машины стало то, что у Корсиканских братьев, как я узнал, собрана самая большая коллекция аудио и видео конца 20-го начала 21-го веков. После возвращения из Анклава, мы с Кэссиди отдыхая от ратных трудов просмотрели и прослушали всё это великолепие по несколько раз, прерываясь только для зависов в Кэтс Пау. Когда я спросил одного из братьев почему бы ему не снять какой нибудь боевичёк он мне ответил:

- Мингэн выйди на улицу там всё есть, единственное что интересует сейчас людей это секс и чувства, но на мелодраму я не потяну. Да и подходящего сюжета нет.

Позже сюжет появился и с ним связана забавная история. Вы уже знаете о трогательной любви Маркуса и Сьюзан и видели их первенца. Хороший пацанчик, на него не сказались последствия F.E.V. изменившие его отца и радиация. Так вот; Марио пришёл ко мне и попросил денег на съёмку заявив, что заручился согласием экс-шерифа и собирается снять нормальный фильм. Он нанял актёров, Брокен Хиллз к тому времени начал приходить в запустение из-за оскудевшей урановой шахты и в Нью-Рино появилось много хьюджей и мьютов. Так что с выбором типажа Маркуса проблем не было. Но проклятое прошлое дало себя знать и Марио сорвался на заурядное порно. Когда Маркус узнал, а по началу он действительно не был против, он достал Спарку Тяжёлых Миниганов из кладовой, пришёл к студии и с помощью них сделал ещё один дверной проём. Зайдя в офис к Марио, показал ему надпись на стволах гласившую "ULTIMA RATIO REGIS". Тот конечно знал о латыни не больше чем я о происхождении ванаминго. Но намёк понял и в присутсвии Маркуса лично сжёг все плёнки с уже отснятым материалом, горячо обещая в будущем ни чем подобным не заниматься. Правда недели через две после выше описанных событий он припёрся ко мне проделав длинный путь из Рино ради того, что бы показать мне сценарий порнушки "Ночи Избранного".

- Марио, разве тебе мало дверных проёмов в студии? - спросил я его и немного помолчав добавил, - Если попытаешся снять что нибудь про меня, то появится ещё один. Но тебе не суждено выйти через него. Тебя вынесут. А смотреть этот проём будет на Голгофу. Ты меня понял, cabron?

Марио вспотел так, что его одежда моментально промокла, а лицо меняло свой цвет и было подобно переливам радуги на шкурке Огненного Гекко. Придя в себя он извинился и чуть дыша на цыпочках покинул мой кабинет на Уэстинз Ранч. Спустя пару дней, наводя порядок в бумагах я обнаружил среди них забытый несостоявшимся Залманом Кингом сценарий. Делать мне было нечего и я прочёл его. Я очень удивился - это оказалось почти детальное воспроизведение наших с Кэссиди утех после возвращения из Анклава. Если вы помните, где то за три-четыре месяца до похода туда и обратно, я отправился в Пустыню Адских Тварей для последней тренировки своей штурмовой группы. Четыре долгих месяца воздержания в экстремальных условиях и ёбаный поход к Большому Плохому подогрели нашу кровь. Семя скопилось и давило на глазные яблоки так, что я больше напоминал потомка Великого Род Скорпиона, есть такой тотём у одного кочевого племени чуть западнее Арройо. По возвращению из похода Вик подался в Волт Сити к дочке, Маркус отправился в Брокен Хиллз закончить свои дела, а я с Кэссом остановили свой выбор на Нью Рино. Прибыв на место, мы вломились в Кэтс Пау распугав всю клиентуру и устроили такой бардак, правда всё честно оплатив, что за нами надолго утвердилась репутация сексуально озабоченных парней, которые передвигаются по пустошам исключительно со спущенными подтяжками и растёгнутыми ширинками. Многие до сих пор считают, что я трахаю всё что движется и дышит. Немного поразмыслив я отредактировал сценарий отслал Марио.

Подробнее? Для начала я изменил название на "Cвингующие дни" и поставил условие что Марио изменит наши имена. Затем я обратился к марьячи "Napalmov" из клуба "Десперадо", чудом уцелевшим после его зачистки, и предложил сделать музыку к фильму. Они согласились записав полноценный трэк. Самой хитовой вещью с него стала песня "Vamos De Las Putas". Ничё фильмец вышел. Если хотите у меня кассета есть. Нет? Ну дело ваше.

Ну вот вроде бы и всё. Кем я был и кем я стал? Не знаю. Честное слово. Судьба бросила меня на весы жизни и я по сей день качаюсь на них словно на качелях, пытаясь сохранить своё равновесие и баланс в пустошах. Я опять же не стремлюсь к этому. Главное для меня это свобода и я хоть завтра снимусь с Уэстинз Ранч и с друзьями буду путешествовать по пустошам. Вне всяких сомнений я изменился за те годы, что прошли с момента как я покинул Арройо. Я не собираюсь анализировать кем и чем я стал пускай этим занимаются другие. Я приобрёл много новых навыков и отточил старые. Я изменился физически, стал сильнее, более гибким в общении, более жёстким к ударам судьбы. В Анклаве перед тем как доктор пустил отраву в систему кондиционирования, он сделал мне прививку, которая должна была меня уберечь от F.E.V. Тем не менее я хапнул его с воздухом и он произвёл некоторые изменения с моим организмом, но ничего негативного. Мой мистер Джонсон работоспособен на все сто, семя плодотворно. У меня появился волосяной покров на голове и лице! Кэссиди постоянно потешался надо мной и иногда говорил: мол что зря Мортона называли Лягушкой, это не справедливо потому как настоящая Лягушка это Мингэн. Даже Маугли далеко до меня. Правда я сбриваю всё. Ещё я подрос и нарастил мышечной массы. Когда я бился с Мастикатором во мне было пять футов одинадцать дюймов и сто семьдесят четыре фунта, сейчас шесть футов ровно и сто восемьдесят фунтов веса. Мне начихать на рельефность моих мышц, но фигура у меня вполне атлетическая. Женщины меня любят не за это. Я один из лучших рукопашников, по моим подозрениям самый-самый это Сулик, он так же хорош и в обращении с холодным оружием. Спаррингов я сним не устраивал, впрочем, не очень то и хотелось. Вдруг он меня побьёт, а марку Самого Крутого Засранца надо держать до конца. Я могу починить любую вещь, но как и Вику мне необходимы все запчасти, поэтому когда он под рукой, он ремонт и выполняет. По тесту S.P.E.C.I.A.L. мой IQ тянет на десятку, я занимался и наукой, но с приходом Майрона и появлением Скайнет это дело забросил. Я превзошёл Ленни во врачебной практике, хорошо стреляю, не так метко как Кэссиди (тот вообще не промахивается) но быстрее. Стрелками пустоши не удивишь, сказал однажды Маркус, выкосив за раз одной очередью из Виндикатора пару патрулей Анклава. Вам требуется вскрыть сейф? Смело обращайтесь ко мне, равных Мингэну из Арройо в этом деле нет!

Я по сей день обладаю прекрасной реакцией, мои руки не утратили своей ловкости и если надо я могу поймать комара за струю когда он мочится и дёрнув её оторвть ему член вместе с яйцами. Я не Бог но многие меня, особенно в Арройо, идеализируют и почитают, а я чувствую боль и испытываю страх. Я ни о чём не жалею, потому что понял - то что мы хотим, что получаем, и что заслуживаем - это абсолютно разные вещи, правда иногда результат нас удовлетворяет.

И вот ещё: я не изменил взгляда на образ жизни в пустошах… Хороший? Плохой? Ни какой разницы. Главное у кого ружьё.

Vallery's holodisk (Vick's death, The begining)

…вой отец, Вапери, умер на 8 день после поломки Хайвэймэна. По странному стечению обстоятельств он умер также как и его жена, после ранений его сильно лихорадило и мучила жажда, а мы оказались без запасов воды. Рядом с местом нашей вынужденной остановки оказался небольшой водоём, я попросил всех дождаться полуночи чтобы в темноте увидеть не светится ли вода, особенно Маркуса т.к. ему не страшно облучиться, а остальных это может спровоцировать. Но за Виком я не уследил и он напился ею сполна и в полночь он светился ярче чем водоём. К утру его раны загноиились и по телу пошли нарывы. Единственный Рад Эвэй который оказался в багажнике, снял часть облучения но проблемы не решил. Мы пошли пешком в Нью-Рино, это был ближайший город. Вика нёс Маркус, всю дорогу облучение падало, но видимо столь незначительно, что мне постоянно приходилось его поддерживть стимпаками. На седьмой день ему стало лучше и он стал колоть их сам, но Судьба распорядилась иначе, утром восьмого дня Сулик обнаружил его уже похолодевшим со стимом в руке. Похоронили мы твоего отца на Голгофе рядом с могилой Рика Райта. Я очень сожалею Валери, что не выполнил своего обещания тебе присмотреть за ним и прошу меня простить.

Минган.

Intro holodisk (present days)


I killed when necessary and learned more about the nature of my true foes. I had met few true friends outside the Vault,and they had died following me. I screamed. I cried. I had changed.
- The Wanderer from F2 manual   

Я не хотел драматизировать своё послание Валери но было ещё кое что. Пару раз нам пришлось отбиваться от флоатеров, а Огненные Гекко нас преследовали постоянно. Утром через час после смерти Вика первое что мы увидели это указатель Голгофы. Мы испытали сильное потрясение, особенно я и Сулик, дали знать себя корни племенников. Весь день мы молчали, даже Кэссиди заткнул свой фонтан иронии и сарказма, но вечером после погребения он дал себе оторватсья в поминальной речи.

- Вот и умер Толстяк Вик. Как Мордино, Сальваторе, Бишоп, и другие главы семейств Нью-Рино. Как получилось, что такой замечательный парень как Толстяк Вик мёртв? Вот так ты живёшь, просыпаешься в постели с женщиной или мужчиной и обнаруживаешь что ты труп. Лично меня такая переспектива пугает до усрачки.

Тем не менее это вывело нас из состояния душевного нестояния, Маркусу и Сулику видимо понравилось (первый прослезился, с приобритением статуса почтенного отца семейства он стал сентиметальным, второму же не позволяла проявлять слабость гордость племенника), а я только грустно улыбнулся наклонив голову, что бы этого никто не видел.

Ночью меня накрыл сильный депресняк, я ворочался с боку на бок но заснуть не мог и пришлось встать. Когда я вставал видимо потревожил Кэссиди, он поднялся тоже, молча посмотрел на меня и куда то отправился. Поотсутствовав с полчаса он подошёл ко мне и спросил:

- У тебя бумаги нет?

Я молча ему дал листок со схемой кибердога, который забрал с трупа Мерка. Он сел на корточки, оторвал два небольших кусочка, высыпал в них какую то труху, послюнил и свернул трубочками, остатки бумаги он отдал мне со словами:

- Оставь, пригодиться.

Я спрятал, а Кэссиди встал, снова пристально поглядел на меня и добавил:

- Пойдём, пройдёмся немного.

Мы отошли метров на сто, он уселся скрестив ноги, засунул трубочки себе в рот, поджёг их с помощью Зиппо и вдохнул воздух прямо через них, задержав вдох. Через несколько секунд закашляв протянул одну из тлеющих трубочек мне:

- Садись, Минган, затягивайся в себя, как бы дыши через неё. Будет очень сильно першить в горле, но ты не обращай внимания, привыкнешь. Это называется joint или сигарета, в общем что больше нравиться.

Я сел рядом держа косяк и с сомнением взгянул на Кэссиди, но тот проворчал:

- Ни боись, Большого Фрэнки не испугался, а тут пасуешь?! Быстрее, он же тлеет и тебя не ждёт.

Проигнорировав дешёвую подначку на счёт Биг Бэд Босса, я всё таки затянулся. Если бы я знал!!! Было ощущение что во рту у меня появилась семейка Род Скорпионов, и она своими клешнями и жалами пытается проложить себе путь в мои лёгкие, и там продолжить своё мерзкое дело, глаза вылезли из орбит и мне казалось что я уже вижу на 360 градусов. Кашляя и отплёвываясь я растоптал косяк и заорал:

- Что за херетень ты мне подсунул?!

- Теперь я знаю откуда пошло выражение "запороть косяк", Избранный. - ответил Кэссиди, всем своим видом изображая состояние просветлённости. - Я же тебя предупреждал, будет першить.

- Какое, бля, першить!!! У меня в горле собрались все твари пустошей и водят хороводы.Что я спрашиваю это за хе…

- Всего лишь сухой Зандер-корень - прервал меня экс-бармен - И перестань ругаться, тебе это не идёт. Не божественно.

- В задницу божественность, точно Зандер-корень? - переспросил я уже успокаиваясь.

- Да, без цветка Брока обладает успокаивающим, раслабляющим свойством, также позитивно влияет на сердечную мышцу, если жевать просто действует как слабительное, в отваре всё ранее перечисленное только действует с запозданием и гораздо слабее. А когда куришь избавляешься от неприятных последствий в виде коротких забегов на толчок, и приход сразу, для моего больного сердца это самое то, и гланое очень малая аддиктивность Поверь, Минган, старому пердуну, мне очень жаль что мы потеряли Вика, несмотря на мои стёбки в похоронном спиче. Когда я его произносил, я очень боялся что вам придётся копать ещё одну могилу, так тяжело на сердце не было уже лет 30.

- На, сверни ещё - я протянул ему бумагу.

- Ну мне на теперь хватит, - улыбнулся Кэссиди. - а ты покури.

- Кстати, восточнее Гекко, есть тоже стоянки племенников, я частенько охотился с друзьями в их землях, у них мы и научились курить корень, племенники курят его в спецальных трубках, выдолбленных из дерева и называют Дым Помогающий Сильным Плакать - добавил он немного помолчав.

Я снова закурил, но затягивался не очень глубоко, в горле драло не так сильно, а дым мне показался даже ароматным. Мы ещё долго сидели и говорили о всём, что произошло с нами, но очень скоро голос Кэссиди перешёл в монотонный речитатив и я отключился.

Утром проснувшись от запаха жаркого из игуаны, ощущая сильное беспокойство в животе, привстав и увидев всю (теперь не полную) компанию возле костра, в голову полезли мрачные мысли о вчерашних событиях, и я спросил:

- Жрать чё есть, а то мой желудок самого себя переварит? После завтрака...

holodisk #1 (a few years ago)


get your motor running
head out on the highway
looking for adventure
in whatever comes our way
- born to be wild of Steppenwolf

Оставалось ещё 20 часов до НКР, я хотел вступить во владения Уэстинз Ранч которое мне досталось по наследству. Известие меня настигло в Арройо, на празднике Обретения Себя Заново. Старик Уэстин меня очень удивил, т.к. никогда не высказывал своего расположения ко мне. Я выехал сразу же после завершения офицальной части. Кроме меня на торжествах присутствовали Маркус, Вик и Сулик. Первый и второй поехали со мной, а вождь сославшись на вещий зуд в носу, - мол неотложные дела в племени, остался. Мы минуя Клэмэт без проишествий добрались до Реддинга, где я встретил доверенное лицо Орвилла, караван-мастера - Балтазара Карузо. Он сказал мне, что Кэссиди в Рино в курсе событий, и будет меня ждать через три дня на перекрёстке возле Голгофы. Я обратил внимание, что все вплоть до погонщиков одеты в комбат армор, а охранники вооружены плазменками. У самого Карузо и его молодого помошника Чавеса были новенькие М-72. Мы опрокинули по паре стопок "Беккиз Дена" и Балтазар доверительно мне сообщил, что забирает самый большой груз золота за всю историю рудников Реддинга. Впрочем, в его доверительности не было ни какого смысла - весь город гудел словно улей. Хозяйка "Маламута" поднялась настолько, что решила открыть игровой зал. Когда я сказал караван-мастеру, - "Не слишком ли много шума вокруг его кампании?" Тот рассмеялся в ответ, - "С такими парнями мне посрать на всё. Они ветераны НКР-Рино конфликта."

Если бы он знал, если бы знал я! Что грядут большие перемены - где-то уже включился механизм, приводящий в движения колёса наших судеб. Но так как ни он, ни я, не обладали даже зачатками способностей покойного шамана Хокьюнина, мы просто улыбнулись друг другу, и разошлись.

Вечером, того же дня, мы оставили галдящий Реддинг. Я не стал заворачивать к САД, и после трёхдневной, утомительной дороги, с редкими остановками на отдых, под вечер мы достигли Голгофы. Подобрав на развилке злого и потного бармэна, которого я сразу усадил за руль Хайвэймэна, мы двинулись дальше. Следущие пять суток пути уже не были столь однообразны. Кэссиди изливал потоки желчи, сочащейся из него, как смазка из нового пистолета постоянно доставая своими двусмысленными шуточками (сказывалось прошлое проведённое за стойкой) Вика, меня и невозмутимого Маркуса. На пятое утро сменив Кэсса за рулём, я не выдержал:

- Да ты охуел, старый пердун! Ты ведёшь себя как долбаный ванаминго, которому наступили на яйца! Мы уже охренетели от твоих сраных подколок. Вик скоро заплачет, а мне придётся попросить Маркуса смилостивиться, и пристрелить меня к едрене-фене. Но я думаю он промахнётся и попадёт в тебя, так как его ты запарил тоже! Будь любезен - заткнись!

Тот ошалело уставился на меня и помолчав с минуту, ехидно-педрильским голоском прогнусавил:

- Мингэн, сладкий ты мой, а где ты видел у ванаминго мошонку? А мож…

- Святой Двеллер! Мне нужно было мочкануть тебя прямо возле Голгофы и там же зарыть!

- Кажется это возымело действие и Кэссиди замолчал. Мне дико хотелось спокойствия и умиротворения. Порывшись в бардачке, я достал кассету с любимым сборником музыки середины двадцатого века. Домотав до "Tennessee waltz" Пэтти Пэйдж, я поставил воспроизведение на повтор трэка, и в блаженстве откинулся на сидение. Нежный голос успокоил меня, и погрузил в воспоминания. Не знаю почему, но эта песня всегда ассоциировалась со временем проведённым в Волт-Сити...

После смерти Танди, вице-президент Карлсон управлял НКР в течении 9 месяцев, за это время он аннексировал Волт Сити и превратил в некий придаток Республики. Первый Гражданин Линетт повесилась прямо в своём офисе, я виделся и говорил с ней буквально за день до этого…

- Ты наверное чуствуешь себя удовлетворённым, Избранный. - этими словами она встретила меня на пороге.

- Более или менее, и я тоже рад тебя видеть, Первая…

- Линетт! Я хорошо помню что по возвращению из Анклава попросила звать меня так, - оборвала она, - Первая, это звучит теперь как насмешка, а я их не хочу даже от Избранного.

- Минган. Ты тоже можешь звать меня по имени. - сменив гнев на милость ответил я, - В Арройо меня почитают за живое божество, даже те спасшиеся интелектуалы из Волт 13, и ты знаешь, Линетт, это трудно… быть Богом, я до сих пор не привык к этому, но если когда привыкну то мне может быть будет страшно этого лишиться.

- Ты так всё тонко понимаешь, - улыбнулась она, и я заметил что дурацкие скобы исчезли с её зубов, - У меня к тебе есть предложение. С тех пор как эти молодцы из НКР здесь заправляют, появились некоторые послабления, такие как настоящий алкоголь, есть даже виски из Дена. Ты следишь за моей мыслью, Избранный? Я хочу напиться, сильно напиться!

- Нет проблем, Линетт, разве что ты снова меня назвала Избранным. - улыбнулся я в ответ, - Я сейчас же схожу, скажи только куда.

- В этом нет нужды, Минган, кое-какое влияние у меня осталось, во всяком случае до завтрашнего полудня. - она наклонилась над интеркомом и сказала: - Джош, пришли кого нибудь с тремя бутылками Беккиз Дэн Тэн Иарз Олд и бутылкой ликёра к Первой Суке Волт Сити.

- Последнее время мне нравиться шокировать своих сограждан. - добавила Линетт обращаясь в мою сторону.

Очень странно, но в ней не чувствовалось ни капли надлома и она не выглядела падшим величием, разве небольшое выражение горечи в глазах, которое пропало после того как Первая сняла очки, и даже более того, в её облике появился некий шарм.

Тут в дверь постучали, Линетт впустила двух посыльных. Они внесли зелёный айс чест в котором оказалось всё что она заказывала, плюс пара бутылок ньюки, немного фруктов и ведёрко с уже наколотым льдом.

Как не любитель коктейлей я пил просто Дэн Тэн со льдом, а ей взболтал виски с ньюкой и ликёром в шейкере который нашёлся у неё в столе. В дверь снова постучали и голос заместителя Первой (он тоже обращался к ней по имени) сказал:

- Уже 6 часов вечера, мы закрываемся, Линетт.

- У меня есть кикард, Гаррет, я задержусь сегодня до поздна так что ни о чём не беспокойся и иди домой, завтра передача дел НКР поэтому приходи пораньше. - ответила она.

После мы предавались воспоминаниям о событиях последних лет, порой споря и повышая тона. Особенно когда я затронул тему окупации Гекко и мутантов, она и теперь на дух их не переносила, но нашла в себе силы согласиться:

- Да, всё что происходит с Волт Сити - это плата по счетам.

Мы разгорячились и я скинул кожаный армор, АПА большей частью времени пылился в багажнике Хайвэймэна, т.к. путешествовать по пустошам стало безопасней, многие плохие парни просто уходили с дороги завидев пыль от колёс автомобиля. Линетт растегнула молнию почти до половины и я непроизвольно но натурально задавил косяка в открывшийся проём Волт-сьюта, и увидел небольшую упругую грудь. Когда я поднял глаза то понял что Линетт пристально смотрит на меня. Так мы посидели некоторое время играя в "кто кого пересмотрит". Не знаю что сыграло большую роль - алкоголь или то что Линетт оказалась достаточно привлекательной женщиной, скорее всего и то и другое, но я не заметил как мы оказались на полу.

О, я очень люблю спонтанный секс, но описывать что произошло я не буду, это для дешёвых рассказиков в Кэтс Пау Джорнел. Единственное, что я могу сказать - по части орального секса она дала форы девочкам из Нью Рино, из заведения с названием аналогичным ранее упомянутым журналом, даже напрашивался некий каламбур: Линетт… ну вы понимаете.

Утром приняв таблетку ментата я быстро привёл себя в порядок и хотел потихоньку уйти. Но открывая дверь я услышал голос:

- Приезжай ещё, Избранный, я буду рада.

- Обязательно, Первая, нужно быть глупцом что бы отказаться от такого удовольствия.

Выйдя на улицу и пройдя метров сорок я встретил Гаррета - он шёл в офисы. Мы обменялись кивками и разошлись. Возле Полицейского Департамента стояло несколько типов в костюмах, одинаковые как Ванаминго, я понял - особисты из НКР. Шеф ПД отал им кикард и холодиск, потом как-то странно посмотрел на меня, словно что-то хотел сказать, но передумал. С ним мы тоже раскланялись и я направился к воротам.

С этими мыслями я направлялся в НКР: Линетт абсолютно не напоминала самоубийцу. А теперь и Угрюмый Роджер, так за глаза называли Вестина в НКР, правда старик был слаб на сердце, по этому поводу он сошёлся с Кэссиди. Всё это мне очень не нравилось.

Впрочем я отвлёкся. После удачной компании Республики с Волт Сити они замахнулись на Реддинг. Но тут у Карлсона вышел полный облом. Он пустил свои отряды южнее и западнее Нью-Рино, где их изрядно потрепали зверушки из Пустыни Адских Тварей начиная с Огненных Гекконов и заканчивая Дэсклау. Кое как они отбились, потеряв четвёртую часть людей, и нарвались на небольшой пограничный отряд мобстеров семьи Райт которые были экипированы от кутюрье из Сьерра Арми Депот. Как бы сказал древний (такой древний, что забыто его имя) аббисинский полководец: "Кто убит - убит, кто бежал - бежал". Но вернулись вообще единицы, т.к. возвращаться пришлось тем же путём. Это вызвало огромное недовольство среди жителей НКР. Дело дошло даже до уличных беспорядков. Полиция была ослаблена, правительство вызвало подкрепления из Брокен Хиллс и Волт Сити, но не допустив бойни пришло к компромиссу в виде выборов. На выборах выиграл Вестин с абсолютным перевесом голосов над своим соперником - капитаном рэнджеров, достаточно популярным в НКР. Сами рэнджеры не принимали участия в походе и не поддержали Карлсона в попытке усмирить беспорядки...

И тут Кэссиди ляпнул.

- А ты знаешь, Минган, та большая бабища из Кэтс Пау, ну на которою запал Маркус, вобщем когда я думаю о её дойках, я почему то вспоминаю о твоей браминше Бесси из Модока.

Поперхнувшись, я чуть не потерял управление. Хайвэймэн резко повело в сторону, но Маркус своей ручищей подхватил руль и машина пошла ровно. После всех тяжких размышлений меня разобрало и я начал смеятся как сумасшедший, Кэссиди присоеденился, Вик тоже начал хихикать. И вдруг этот эталон спокойствия, этот мутировавший родственник Каменной Башки Двеллера, очень таки эмоционально заорал:

- Да вы ни хера не понимаете! Сьюзи милая! Но из-за своих параметров не представляет интереса для таких нежнокожих засранцев как вы! А ей, бля, дитя кормить надо!!!

- Ба! Ты только послушай, Минган, - Сьюзи милая. Наверное это любовь!!! - ржал Кэссиди

- Да! Любовь! И не хер скалиться!

Кэссиди тут же скроил серьёзную мину и спросил Маркуса:

- Кстати презеров своего размера ты не нашёл?

- Джиммиз Грин Хэт пятый номер, - буркнул Маркус. - Но рвутся сволочи через один, а в чём собственно дело?

- Да так, ничё. Просто пока вы протирали своими задами троны Избранного и его Невьебенных Соратников, я тусовался в Нью Рино. Вы меня прихватили меня на Голгофе если ты помнишь (у Кэссиди аллергия на празднование ОСЗ).

- Ну и…

- И ну!!! Сьюзи на сносях!!!

Тут настала очередь поперхнуться Маркусу…

hd Ambush


Are you experienced?
Jimmy Hendrix   

Тут настала очередь поперхнуться Маркусу, он отпустил руль и резко повернулся к Кэссиди. Всё время пока мы ржали я давил на педаль газа - Маркус огрызался и вёл Хайвэймэн. Машину снова начало кидать. Я судорожно вцепился в руль пытаясь выровнять ход. Но тут прямо перед Хайвэймэном вздыбилась земля, раздался взрыв, по звуку которого я определил фугасный заряд гранатомёта. Выжав до отказа сцепление я ударил по педали тормоза. Машина встала и я заорал:

- Все из машины! На левую сторону!

Вывалившись, я распластался на земле словно дохлый кентавр, выбиравшийся за мной Маркус рухнул на меня всем весом своего тела. Я заорал снова:

- Маркус, я не твоя баба, слезь с меня на хер!

Вместо того что бы просто скатиться, старый хрыч начал подниматься избрав в качестве опоры мою голову, вдавив божественный лик в радиоактивный чернозём на пару дюймов. Когда вес туши Маркуса перестал превращать меня в лепёшку с мясной начинкой и корочкой из комбат армора, я перекатился на спину. Отплёвываясь я увидел, что Вик и бармэн тоже благополучно выбрались из салона, а ещё - услышал лёгкий хлопок и звук летящей ракеты.

- Оружие - прошипел Кэссиди и кинулся к дверце, он успел вытащить свою гаусску и гаусс пистолет Вика когда раздался второй взрыв (ещё один фугасный отметил я про себя). Взрывной волной вышибло стёкла в дверцах с правой стороны. Кэссиди откинуло назад, и машину стало переворачивать на нас, корёжа открытые дверцы. Маркус упёрся в крышу и остановил падение. Когда перестал сыпаться щебень я констатировал:

- Влипли, … по бровки,… если не по темечко.

Машина стояла на боку прочно. Моя гаусска, "Бозар" и импульсная Маркуса остались в салоне. Немного повременив я обратился к Кэссиди, что бы он посмотрел,что у нас в багажнике. Тот осторожно подполз и вытащил Виндикатор и четыре H&K G11. Виндикатор я сразу передал Маркусу.

- Боекомплект одна треть - сказал он. Я разрядил все H&К и отдал ему обоймы.

- Что там ещё, Кэсс?

- Твоя старая снайперка.

- Хорошо! Святой Двеллер на нашей стороне! Давай её сюда и посмотри на этих уродов, но не высовывайся - я кинул ему осколок зеркала. Кэссиди достал из багажника щипцы и зажав ими осколок осторожно высунул его за край багажника.

- Остатки Армии Мастера: два кентавра и один флоатер - на двенадцать часов, полторы сотни ярдов. Хьюдж с гранатомётом и Найткин с миниганом - на полодинадцатого, направляются к десяти, - обходят гады, ярдов девяносто - сто.

- Значит так, по счёту "три" - выходим. Ты Кэссиди - бери флоатера, а мы - валим парней. Маркус, какой стандартный боекомплект патруля?

- У Найткина наверняка полный миниган - сто двадцать патронов JHP или AP. Хьюдж… - было два фугаса, значит остался… либо один бронебойный, либо AP и фугасный. Так что я и Вик берём на себя Найткина. А ты вышиби мозги Хьюджу.

- О.К… Три!!!

Вылетев из-за Хайвэймэна, я сразу поймал Хьюджа в прицел, и влепил ему первую пулю в руку - выпущенная ракета прошла высоко над нами. Две - в торс, мешая перезарядить гранатомёт. Четвёртая - в лоб, голова его откинулась. Пара оставшихся - в глаза. Правый и левый поочерёдно, тем самым лишив его зрения и мозгов, как и хотел шериф.

Рефлекторно перезаряжая ружьё я увидел, что Маркус с Виком уже добили Найткина, от которого осталась куча мяса с патетично торчащим из неё миниганом.

- Очень фалличная композиция - пробормотал я себе под нос. От всего этого у меня возникло ощущение нереальности происходящего. В голове до сих пор напевала Пэтти, о друге, укравшем её сердце. Вокруг словно всё замедлилось. Вальсирующая пара - Вик и Маркус синхронно, будто слыша чарующую мелодию, развернулись и поплыли в мою сторону. Но сильно припадающий на правую ногу Маркус сбивался с такта. Вызванный этим самым диссонанс вернул меня к дейсвительности.

- Что…?

- Не обращай внимания, Мингэн, подвихнул ногу когда выбегал из-за машины, - обронил Маркус, увидев, что я смотрю на него, и перезарядив Виндикатор добавил: - пора заняться зверинцем.

Флоатер и кентавры уже приблизились на пятдесят ярдов и первый уже был изрядно потрёпан огнём Кэссиди.

- Перезарядились? - спросил я.

Трио было категорично - Да!

- Маркус, бери кентавров, остальные флоатера. И Кэссиди, дорогой, сдай назад - ты на линии огня.

Раздался вой Виндикатора вперемешку с грохотом его выстрелов. Краем глаза я заметил, что ближнему кентавру снесло голову "всадника" и он растекся по земле, второй ещё двигался. Я снова полностью переключился на флоатера, тот был словно заговорённый и продолжал двигаться, не смотря на шквальный огонь производимый мной, Виком и Кэссиди.

- Мать твою! Вторую обойму закончил. - прорычал бармэн, лихорадочно меняя магазин.

- Не вальсируй, Кэсс, стреляй прицельно - ответил я, припоминая недавний глюк.

- Да, я…

- Стреляй, Кэсс!!! - заорал я. Флоатер был уже в десяти ярдах и приближался к дистанции плевка.

Защёлкала гаусска Кэссиди, пистолет Вика, грохнула моя снайперка. Наконец кому то из нас удалось повредить шкуру твари и она издавая свистящий звук выходящего воздуха с мерзким запахом упала в пяти шагах от нас.

Несколько секунд мы пялились на мервого флоатера как заворожённые, будто ожидая, что он снова встанет. Очнулся я от того, что понял - не слышно звука Виндикатора. И оглянувшись увидел, как Маркус, схватив кентавра за уздечку лупит кулаком по морде "коня". Тот уже не подавал никаких признаков жизни. Но шериф вошёл в раж и продолжал молотить, превращая голову животного в отбивную из мозгов с кровью и косточками. Кэссиди, не доходя до этого скульптурного ансамбля a la "Маркус разрывающий пасть кентавра" (близко подходить, я думаю было бы опасно), крикнул:

- Йоу, йоу, Маркус! Отпусти животину, теперь её даже личный стоматолог не опознает. Если он у неё был...

Маркус застыл с занесённым в очередной раз кулаком и кентавр рухнул на землю, оставив в другой руке героя уздечку. Голова "коняги" практически отсутствовала. Опустив руки, Маркус медленно повернулся к нам с невидящим взглядом. Когда взор его прояснился он выдохнул:

- А, Гумбаз. Патроны в Виндикаторе закончились, а это чучело двухголовое прёт и прёт.

Мы переглянулись; - неубиваемые кентавр и флоатер за раз - это слишком плохо пахло. Впрочем воняло в буквальном смысле. От дохлого флоатера несло, как от… десятка дохлых флоатеров.

Сняв прицел со снайперки и оглядев окрестности невдалеке, на северо-востоке я увидел ферму.

- Сходите с Кэссом, попросите помощи. Нам нужны свободные руки и пара слег, что-бы машину поставить. Деньги у бармэна есть, он заплатит.

Кэссиди забрался на машину, выудил импульсную и мою гаусску. Спрыгнув он подошёл к Маркусу и хлопнул его по плечу:

- Ну чё, пшли, Большой Папуля. Я посвящу тебя в тонкости супружеской жизни и раскажу подробности о Сьюзан.

The bestiary holo


You encounter something out of an old SciFi movie.
Fallout   

Когда они удалились, я соорудил некое подобие повязки, обильно смоченой Ротгатом, и водрузил её на лицо. Достав "Лил'л Джезус" я подошёл к мёртвому флоатеру и приступил к детальному исследованию останков.

- Дудодам, боз? - услышал я голос Вика за спиной.

Обернувшись я увидел, что он стоит прикрыв тряпкой нижнюю половину лица зажав нос.

- О-о-о! Вик, тут много чё интересного, я насчитал шестьдесят две дырки только от гаусс патронов, и восемь от 229-х. Сколько выстрелов ты сделал?

- Одидадать, боз.

- Вот видишь, Вик, восемь сделал я, Кэссиди выпустил две обоймы и начал третью. Судя по всему мы ни разу не промахнулись.

- Так в чём же дело?

- Здесь то всё и начинается. Смотри: у флоатеров сильная сопротивляемость энергооружию, благодаря мимикрии, подобной мимикрии огненных гекконов. Под кожным покровом находится жидкость, которая выполняет несколько функций. Первая; она является мгновенным теплопроводником и при поражении температура передаётся всему телу. Вторая тесно связана с первой: эта жидкость обладает отражающей способностью. Верхний эпидермис флоатера прозрачен, а это помогает ему отдавать часть энергии в окружающую среду. Третья функция; эта жидкость - герметик, и при контакте с воздухом моментально застывает. Кроме этого есть и особенности в физиологии мышечного покрова, которая помогает при повреждениях стандартными видами оружия. В момент поражения мышцы сжимаются, не давая выходить воздуху, который собственно и поддерживает капюшон флоатера в вертикальном состоянии, так как у него нет скелета. По своей сути, это пневмокишка. Он и язык свой выталкивает с помощью воздуха. Фатальное для флоатера ранение мы нанесли случайно, одновременно попав в одну и туже точку. Слишком обширный разрыв тканей, Вик. Нужные выстрелы - в нужное время, в нужном месте. К тому же у этой вонючей мрази децентрализированная нервная система и она, практически не чувствует боли, или чувствует по нарастающей, как бы ступенчато. При тех повреждениях, что мы ему нанесли он продолжал двигаться, правда медленней. Но всё же я думаю, ещё выстрелов двадцать и тварь не выдержала бы и сдохла. Но испытывать судьбу ещё раз у меня нет ни малейшего желания, как и слышать запах разлагающегося "герметика". Лучше отойдем подальше.

Отходя в сторону, я понял, что слишком туго затянул повязку. Узел пропитавшийся "Ротгатом" не развязывался, и пришлось осторожно рассечь концы тряпки лезвием ножа. Меня остановил раздавшийся за спиной приглушённый звук рвущегося на свободу содержимого желудка. Массируя онемевшие переносицу и затылок я обернулся, и увидел оперевшешегося о бампер Вика. Красными глазами, утирая рот шёлковым платком, явно подобранным под сиюминутный цвет белков, он посмотрел на меня и тяжко вздохнув сказал:

- Босс, теперь воняет не только от флоатера.

- Упс… Ты меня удивляешь. Это по поводу платка, Вик.

- А, Босс. Внезапный всплеск дочерней любви. - c coжалением глядя на испачканный лоскуток, сказал он, и убирая в карман брюк, добавил - Вы помните Вэллери, Босс?

- Конечно… - да и как же я мог забыть её. Эти зелёные глаза, волосы, цвета пустыни под утреннем солнцем, и постоянную усмешку на чувственных губах. Тряхнув головой, отгоняя сладкий туман образа женщины, которая так и оставалась недоступной, не смотря на все "ненавязчивые" проявления моего либидо. - Кстати, на счёт проявлений, Вик. Надеюсь твоя рвота не была реакцией на мою лекцию.

- Да нет, Босс.

И я продолжил:

- Вот тут, Вик, начинается вторая часть интересного. Никто и никогда не видел ни самцов, ни самок, как флоатеров, так и кентавров. У всех напрочь отсутствуют даже намёки на половые признаки. Только у флоатера присутствует яйцеклад в зачаточном состоянии.

Вик на удивление внимательно слушал, не вынимая руку из кармана.

- Вик, мне будет очень жаль, если ты в конец испортишь подарок дочки. Возьми какую-нибудь тряпку из багажника.

- Да нет, всё в порядке, Босс. Продолжайте.

- М-м-м… У кого-то вобще была теория, что и те, и другие подобно муравьям имеют матку, остальные воины и работяги. Теперь я знаю, что это не так. У нашего флоатера присутствуют первичные признаки обоих полов. Это - гермафродит.

- А двухголовые, Босс?

- Ну что, пойдём посмотрим.

И обогнув по крутой дуге благоухающего флоатера мы подошли к кентаврам. Сначала осмотрев первого, которому срезало голову Виндикатором, потом неудачливого спарринг-партнёра Маркуса. Даже беглый осмотр меня удовлетворил и я ответил Вику:

- Ты знаешь, у меня была догадка, что Питомцы Мастера из одной пробирки. Почти те же особенности, как у флоатера, за исключением жидкости. Также работают мышцы, только их больше, тот же воздух. Правда у кентавров есть скелет. И ещё одно: кентавр убитый вручную, недоразвитая самка, а из пулемёта - самец. У гермафродита-флоатера и самки кентавра повысились защитные свойства.

When shit hits the fan Holo


Sometimes it happens
Forrest Gump   

Мы успели выпить по паре бутылок пива, чудом уцелевших в багажнике, когда пришли Маркус и Кэссиди. Они принесли две толстые жерди и привели несколько человек, по облику которых я догадался – отец и сыновья. Старший сразу представился:

– Натаниэль, – и добавил, показывая на каждого по очереди – а это мои отпрыски: Илайа, Джереми, Джэйкоби, Джонас. Меня можете звать Натан.

– Хорошо, Натан... – сказал я, отвечая на крепкое рукопожатие главы семейства, и осматривая пришедших. Все как на подбор – здоровые ребята, футов шести ростом, загорелые, с сильными руками без единой унции жира. Одетые в обычные для фермеров штаны и просторные рубахи из домотканого денима. На Натане был свитер из тонкой шерсти. Такую вещь – настоящий раритет, пожалуй можно увидеть только у обитателей убежищ, – ... для начала помогите поставить машину на колёса.

Мы упёрли в землю жерди рядом с днищем, а Маркус с Виком аккуратно толкнули машину на нас. Дерево предательски заскрипело, но с достоинством выдержало испытание, и Хайвэймэн принял своё естественное положение.

После беглого осмотра стало ясно, что дверцы со стороны водителя уже не починишь, лобовое стекло треснуло по середине, а в уцелевших дверцах отсутствовали. Правое крыло пробито в нескольких местах осколками ракеты. Вик уже хотел открыть капот и взглянуть на движок, но я остановил его жестом, этот момент мне хотелось оттянуть на сколько возможно.

Я посмотрел на машину и меня охватила дрожь, потом перевёл взгляд на стоящих рядом. Лицо Маркуса ничего  не выражало, Вик потупился и только бармен приподнял брови, закрыл глаза и слегка кивнул головой: «мол, давай, чего ждать?» Решившись, я сел за руль и помедлив мгновение щёлкнул тумблером зажигания – безрезультатно. Повторив попытку пару раз, я выбрался из автомобиля и обратился к Вику:

– Худшее враг плохого, посмотри мотор.

Тот открыл капот и некоторое время копался в недрах двигателя. Впрочем подобные механизмы могут починить только двое знакомых мне человека. Это Скитер механик-гул из Гекко и Ти Рэй из Нью Рино, второй вообще спец по микросистемам с низкотемпературными термоядерными реакциями. Но диагностику мог сделать и Вик.

– Босс, чип – регулятор накрылся.

Это прозвучало как приговор, найти в Пустошах такой второй всё равно, что случайно натолкнуться на Элвиса там же. Мне стало жутко обидно, словно ребенок, у которого отняли любимую игрушку.

Oasis (Strange things mystifying) Holo


"Only the desert knows" – начало поговорки дикарей "Only the desert knows all answers, so go and ask."
"A herd of brahmin means nothing" – вариация на известную поговорку Пустошей
"if you feel there's something wrong, look around for a herd of wild brahmin".
From the special issue of Wasteland Geographic

– Вы можете оставить машину здесь, Мингэн, а переночевать у нас – раздался голос Натана – сегодня у нас праздник, годовщина свадьбы моего младшего.

«Младший это Джереми» – подумал я и ответил:

– Так и сделаем.

По дороге к ферме от Натана я узнал, что он из поселения сквоттеров V-15, его семья съехала где-то за месяц до моего появления там. Дарион был ещё жив и постоянно третировал их, пытаясь рекрутировать к себе в банду парней. Натаниэль поразмыслив, решил, что добром это не кончится. Однажды ночью, загрузив нехитрый скарб в две повозки, они ушли из деревни. Миновав НКР, в один прекрасный день скитальцы наткнулись на старое прибежище рейдеров (то самое в котором когда-то держали Танди!). Рядом росла небольшая рощица пустынных секвой, часть которой пошла на второй этаж дома и пристройки. Освободившуюся землю засеяли и огородили высоким частоколом. Выращивают хлопок, капусту, маис и рожь. Сыновья работали у Вестина сезонными пастухами, тот расплатился с ними парой телят и теперь у семьи есть небольшое стадо браминов. Женщины выделывают ткань, кое-что возят на Базар в НКР.

– У тебя забавный свитер, Натан.

– А, вы заметили – улыбнулся он – Пару лет назад сюда забрёл караван-мастер с Юга. У него была небольшая отара овец. Дорога ему выдалась трудная, из охраны остался один человек, ни хрена не соображающий в ориентировании по пустыне. Они заблудились, нескольких овец съели. Чудом, не наткнувшись на мародёров и на остатки Армии, они набрели на нас. В тот год был хороший урожай. Собранное продали в НКР, так что я был при деньгах, ну и выкупил у него оставшихся овец за хорошую цену. Дал им брамина с повозкой и карту, они направились обратно. В НКР у Дороти нашёл книгу по обработке шерсти и вязанию, через полгода затраты себя оправдали. Такой свитер как на мне стоит пол брамина.

– Ты говоришь женщины, но не сказал ни о дочках, а жена вроде только у Джереми – заметил я.

– Да нет, Мингэн, все мои сыновья женаты. Женщины и дети они как плодородная земля – настоящее сокровище в пустыне. Дочек у меня нет, бог не дал, жена умерла при родах – на мгновенье фермер задумался, вздохнул и продолжил – Вот сыновья когда вкалывали у Вестина, познакомились с его работницами, и теперь дом у меня полная чаша. Джереми сейчас двадцать, а жена подруга детства, из Сквота. Лет пять как оттуда съехали, с матушкой, и поселились у нас. Работали на равных, а как достигли совершеннолетия, сыграли свадьбу. Венчал священник из Волт-13, христианин, ты должен знать его. С матерью её, Ребеккой, вроде как я... ну ты понимаешь – Натан посмотрел на меня, снова вздохнул – она тоже одинокая.

«Ребекка» – подумал я – «Старая знакомая, мать Крисси, девчонки шпионившей за людьми Дариона. Её в домике рядом с секретным входом в V-15. Я поговорил с охранником и он отдал мне ключ от комнаты пленницы. Девчонка оказалась бойкая и резкая на язык. Святой Двеллер! Когда же это было? Четвёртый месяц моих блужданий. В Сквот я пришёл с Кэссиди, Вика с нами не было, он остался с дочкой. Маркус ещё шерифствовал, так как я не решил проблемы с воздушным фильтром в шахте Брокен Хиллз. С ума сойти! Крисси – жена Джереми! Н-да. Через пару месяцев я вернулся чтобы выжечь осиное гнездо, ни Крисс ни её матери уже не было»

Мы подошли к ферме, ограждённой плотным частоколом из острых брёвен в полтора человеческих роста, со старыми следами от пуль. Похоже нашим гостеприимным хозяевам приходилось усиленно отстаивать своё право на место под солнцем. Ворота сливались с забором и догадаться об их нахождении можно было только по колее и следам скотины.

– Эй, там открывайте – крикнул Илайа, или Джакоб, хорошо я запомнил только Джереми и Джонаса, младший и старший, первые двое были явно погодки.

Створы распахнулись и мы вошли во двор. Не знаю как выглядел дом во времена предка, но сейчас он смотрелся замечательно, выкрашенный в зелёный цвет, вплоть до пристроек, вызывая ощущение комфорта. «Дом, милый дом» – без комментариев. Частокол тянулся дальше и ограждал маленькое поле и загон для браминов.

Открывала нам Крисси. Она подошла к Джереми, нежно чмокнула его в щёку и взяв его под локоть, стала с интересом наблюдать за нами. В её глазах что-то блеснуло и наклонив голову в сторону, она как-то неуверенно спросила:

– Мистер Кэссиди?

– Да, моя девочка? – улыбнулся тот.

– А... Мингэн?

– Здесь он, куда же ему деться – хмыкнул бармен.

Я вышел вперёд, снял шлем и посмотрел на Крисс, она меня не узнавала. Впрочем не мудрено, столько лет прошло и я очень изменился, к тому же не скоблил физиономию и голову как выехали из Арройо.

– Так ты говоришь, что «лук тянет» это такое украшение для мужчин? Что-то вроде шарфа? – спросил я её усмехаясь, вспомнив, что собиралась она сделать с моими причиндалами если я попытаюсь изнасиловать её, приняв меня за одного из недоносков Дариона.

– Ага! Галстук бабочка! – нерешительно ответила Крисси, подойдя ко мне вплотную. Но в следующую секунду, издав визг повисла у меня на шее. Волосы застили мне глаза и от неожиданности я выронил и шлем, и ружьё.

– Мингэн, мой рыцарь в сияющих доспехах!

Она отпустила меня и повернулась к Джереми:

– Это он, ну ты должен помнить, Джереми! Я тебе это столько раз рассказывала!

– Я всё помню, милая – ответил он, и протянул мне руку – Так это вам я обязан жизнью своей жены?

– Насчёт обязательств не спеши, у неё язык острый как опаска, и она ещё задаст тебе жару – отвечая на рукопожатие улыбнулся я.

– Да ничего, мы знакомы с детства и я уже привык

– Что бы его пронять нужно что-то более существенное чем мой язык – насупилась Крисси.

После состоялось знакомство с остальными домочадцами, как выяснилось жён старших отпрысков Натана я тоже знал. В лицо. Думаю, видел на ранчо у Вестина, когда нанимался охранять браминов. Две были в положении, у третьей за юбку держался малыш лет трёх с чёрными, любопытными глазищами.

– Мы назвали Роджер, Вестин, упокой Господи его душу, приходился ему крёстным – сказал Натан.

Я долго болтал с ним и Ребеккой. Так за разговорами незаметно подошёл вечер На лужайке перед домом выставили пару столов, женщины выставили нехитрую снедь, большого разнообразия не было, но приготовлено было на славу: тушёная браминина с фасолью, зелень, маисовые лепёшки. Натан выкатил бочку браги. Как хозяин он и произнёс первый тост:

– За гостей! И пусть в следующий раз им не придётся оказаться у нас из-за столь неприятного происшествия. Пусть дорога их будет не пыльной, а встречи не несут в себе опасностей.

Я продолжил ритуал:

– За хозяев! Как не досадно событие из-за которого мы здесь... мы приобрели новых друзей, встретились со старыми. И пусть не скудеет земля ваша, а скотина будет здоровой.

Потом поднимались кружки за Джереми и Крисси, за детей и жён и я здорово захмелел. Вик пихнул меня в бок и сказал:

– Босс, ты совсем не ешь, налегай на мясо и вот зелень ещё – с этими словами он кинул мне на тарелку пучок травы – она отрезвляет. Я знаю. Когда торговал с трайбалами Сулика. Они всегда ей закусывали огненную воду. Я их пытался напоить – не выходило. Вот.

Я с сомнением взглянул на раскрасневшегося Вика. Тот усиленно затряс головой и я усомнился ещё больше.

– Тебе кажется это не помогло.

– А я и не ел её – хихикнул Вик – а вам с хозяином поговорить надо.

– Всё то ты знаешь.

Ужин близился к концу, со столов начали убирать оставляя только кувшины с брагой и травяным, холодным чаем. Вскоре разошлись почти все. Остались во дворе Натан, Маркус, Кэсс и я. «Большой Мьют» выглядел обеспокоенным, но скидывал это на грядущее отцовство. Не выдержав он посмотрел на меня и произнёс:

– Мингэн, я хочу похоронить их. Обычно мы едем дальше, но сегодня... они слишком близко, и я хочу похоронить их.

– У тебя есть пара лопат несколько «светляков»? – я повернулся к Натану.

– Всё есть, сейчас принесу – он поднялся и пошёл к сарайчику.

– Мингэн, тебе нет нужды ходить с шерифом, это сделаю я – услышал я голос Кэссиди.

– Давайте. Только не долго и будьте осторожны, может ещё подобный патруль шастает рядом. В бой не вступайте, отходите к ферме.

– Это странно, но этот патруль слишком далеко забрался к востоку, обычно дальше Волт-13 они не заходят. Дескло Грютара их не пускают, а этим каким-то невероятным способом удалось проскользнуть – это сказал подошедший Натан – вот лопаты и «светляки». Основная опасность – богомолы. Раньше донимали банды мародёров, но ренджеры их выбили.

– Маркус, проверь тела, внимательно, обыщи с пристрастием – продолжил я напутствовать уходящих, после слов хозяина у меня появились неприятные предчувствия – и если что будет не так – расскажешь.

– А мне поискать стадо диких браминов? – ухмыльнулся Кэссиди.

– Да! Именно этим ты и займешься. И если не пригонишь хотя бы пару, уволю на хрен. Будешь снова в Волт Сити местной пьяни Рот Гат разливать. Уловил?

– Ага!

– Я пошлю с ними кого-нибудь из сыновей – посмотрел на меня Натан – Илайа, я думаю, он хороший стрелок.

Я молча кивнул головой. Хозяин  направился в дом, минут через пять выйдя с сыном в руках последнего был дробовик. Маркус и Кэсс взяли своё оружие.

Ворота отворились и шериф, бармен и парень тихо растворились в ночном сумраке. Небо затянуло облаками и дорогу им ничего не освещало, правда Маркус великолепно видит в темноте и чувствует направление.

– Натан, ворота закрывать не станем, подождём их прямо здесь – обратился я к фермеру, заодно скажи как близко здесь караванные пути.

– Полдня пути к северу Реддинг-Рино-НКР, если на браминах.

– Кстати о браминах, я хотел бы купить у тебя парочку с упряжью, машину надо доставить на Базар, там через пять дней будет караван из Рино, и ним я отправлю её туда к механику.

– Ничего покупать не придётся, я собирался сам в НКР, правда неделю спустя, выедем раньше. Караванщики из Рино стоят один день, но мы успеем распродать весь товар и пройдём часть пути обратно с ними. А браминов купите прямо там.

– А что, в последнее время никаких событий не происходило в окрестностях? – продолжал я отрабатывать свои смутные подозрения.

– Да ты знаешь, нет. Я бы сказал, стало гораздо спокойнее. Караванщики Фриско вообще перестали сталкиваться с остатками Армии Мастера, дескло Грютара контролируют своих диких собратьев. Как я уже говорил, единственная опасность это богомолы, далее на восток за НКР пожалуй Род Скорпионы. Но это всё

– А в самом НКР

– Ну я там давно не был, но Джонас когда гонял стадо к северу, видел какие-то постройки рядом с пересечением караванных путей. Люди там ещё, ренджеры, полицейские из Республики.

– Да, интересно – прокомментировал я.

Мы замолчали. Небо сало проясняться. Вызвездило, я увидел Большой Серп, прибитый Серебряным Гвоздём. Луна осветила дюны, начала оживать живность пустыни ведущая ночной образ жизни, как и дневной какой-нибудь свет ей всё-таки нужен. Через час показалась похоронная команда. Илайа и Натан, пожелав нам спокойной ночи, зашли в дом. Маркус и Кэссиди закрыли ворота и подошли к столу.

– Ну чё тянете? Я же вижу морды у вас загадочные – полюбопытствовал я, переводя взгляд с одного на другого.

– Мингэн, там не два брамина, там два гурта и ещё  чуть-чуть – ответил Кэсс, пританцовывая от возбуждения – Маркус, скажи ему.

– Да, Мингэн, дела! Ты помнишь я тебе перечислял боекомплект патруля? – посмотрел на меня интригующе шериф.

– Не тяни. Стреляй.

– Ага, так вот у хьюджа оказалось ещё три ЭйПи-ракеты, а у Найткина двойной комплект ДжейЭйчПи, то есть 240 патронов.

– Спасибо, считать я умею.

– Это не всё, у него миниган не стандартный, а «Авенджер»...

– Это были те самые чуть-чуть, а теперь два гурта – прервал Маркуса Кэссиди и протянул мне холотэйп, сильно повреждённый выстрелом из Гаусс пистолета – когда мы их обшаривали не нашли ничего, только когда взялись за тело Найткина, это вывалилось у него. Откуда, я так и не понял.

С первого взгляда это был стандартный тэйп на 32 кило, если бы не значок радиации с аббревиатурой С.О.С. на тёмных секторах и надписью «ARISE» поверх. Я отдал холо Маркусу и вопросительно посмотрел на него.

– Да уж, лет семьдесят не видел этой срани – скривился тот – только вот насчёт «Восстань» непонятки, не было этого раньше.

– Что есть С.О.С.?

Маркус отрешённо посмотрел в сторону, словно выискивая в темноте ответ на мой вопрос, и произнёс:

– Дети, Мингэн, Дети Храма, Вестники огненной бури, Священного Пламени, которая очистит путь Детям Мастера, то есть нам Найткинам.

– Весьма специфичная штучка. И откуда она могла взяться?

– Ну кроме собора и базы где-то в Южной Неваде был ещё один пункт, что-то вроде техцентра. У нас ведь были и машины и оружие, причём не из довоенных арсеналов а новое, не говоря о таких мелочах – усмехнулся Маркус отдавая мне холо обратно – с первыми двумя базами разобрался твой пращур, а третья... я даже не знаю где она находилась. После гибели Ричарда и Лу, многие рассеялись подобно мне. Кто оставался в Армии, малость покуролесили. Но Братчики после того как Армия смела Некрополис и Хаб, вышибли из неё дух до того как она подошла к горам, за которыми располагался центр Братства Стали. Часть Армии двигалась как раз с юго-востока.

Я посмотрел на зловещее холо и думал что может нести на себе эта плёнка, но к сожалению корпус был сильно повреждён выстрелом Вика, и просмотреть её на Пипе я не мог. В НКР может быть у Дороти я найду способ восстановить запись, а пока я положил её в карман и постарался забыть о ней. Проблем хватало и без этого.

– Ну что, спать? – зевнул Кэсс.

– Да, а то ты себе челюсть вывихнешь – хлопнул я его по плечу – пойдём, нам приготовили комнаты, к тому же я очень завидую Вику он уже десятый сон видит.

– Ничего  мы наверстаем упущенное.

Morning, the road, the custom holo


"Наш пончик отъелся на сдобе и мёде пойдем, добавим ещё!" --Беорн.
Хоббит или путешествие Туда и Обратно. Дж.Р.Р.Толкиен.

Я проснулся рано, но ещё час нежился в постели. Хозяева встали наверное засветло, как и положено фермерам. Из окна я слышал шум браминника и кузницы. Я может, повалялся в постели ещё немного, но дверь комнаты распахнулась и вошёл ухмыляющийся Кэссиди,

– Ну что ещё?

– И тебя с добрым утром, Мингэн

– Чему радуешься, поделись

– Я поговорил с Илайей. Он сказал тут к северу, миль десять или чуть больше проходит караванный путь. В общем, я потом перетёр с Натаниэлем насчёт браминов. Мы доставим Хайвеймен в НКР.

– Как всегда ничего нового, Кэсс. С Натаном я, как ты выразился, перетёр всё это ночью, пока вы хоронили «патруль». Но вот машину надо подкатить к ферме – с этими словами я встал и начал одеваться.

– Так вот почему Натан улыбался. Да кстати, можешь не спешить. Пока ты дрых тут с Виком, я с Маркусом прикатили машину к воротам. Джакоб оказался неплохим механиком, он разобрал трансмиссию и закрепил упряжь прямо к ходовой балке, даже руль не надо крутить.

Я не стал будить похрапывающего Вика и спустился с барменом во двор. Маркус и Джакоб уже заканчивали с автомобилем. В упряжь запрягли шестерых браминов, а над капотом, что бы его не помять сделали надстройку – козлы для возничего. К машине прицепили пару повозок гружёных маисом, капустой и картофелем.

– Мингэн, чтобы не было недоразумений. Денег за браминов я не возьму – обратился ко мне подошедший Натан. – Караванщикам из Рино, когда присоединяюсь к ним, я обычно доплачиваю за охрану. Но так как я выезжаю раньше, а это возможность занять лучшие места на Базаре, плюс ваша огневая мощь во время пути. Так что будем считать что мы квиты. О.К?

– Хорошо. Когда выходим?

– Я думаю после обеда – ответил хозяин и отправился к женщинам начинавшим готовить.

Вик не проснулся и позавтракали мы без него. Уточнив путь у Илайи, он тоже отправлялся с нами, я решил перебрать снаряжение и почистить оружие. Кэссиди взялся помочь, а Маркус отправился в дом со словами:

– Здешние постели созданы для того чтобы спать, а обстановка очень располагает к отдыху. За эти несколько лет, что я путешествую с тобой, Мингэн, я в первый раз спал как убитый. Впрочем и когда был шерифом в Брокен Хиллз...

Глаза Кэссиди блеснули, но Маркус отошёл уже далеко, и он хотел было переключиться на меня, но я сделал вид, что ничего не слышал и продолжал усиленно драить ствол снайперки. К двенадцати мы закончили, уложив на дно багажника запчасти, поверх медикаменты и оружие.

К обеду проснулся Вик и подойдя к столу объявил:

– Это не постели, это что-то особенное, я не спал так года эдак четыре, а может и больше

Вызвав этой репликой буйное ржание Кэссиди, а я кисло спросил:

– Вы что, с Маркусом договорились что ли? То один, то другой! Захотелось покоя? Ничего, скоро Большого отправлю к жене, а тебя к любящей дочке. Выспитесь от и до.

– Да я... Босс – залепетал Вик, – просто... здесь обстановка такая. Отдыхай да и только.

Я нервно захихикал, Кэсс с Виком озабоченно посмотрели на меня, но в глазах Кэсса плясали бесенята и я сразу его предупредил:

– Только молчи! Просто молчи и всё! Ага?

После скромного обеда и недолгих окончательных сборов наш маленький караван покинул ферму. Я и мои парни устроились в салоне, а Натан и Илайа на импровизированных козлах. К вечеру мы добрались до караванного пути, по всей видимости бывшего шоссе. «Как странно, – думал я, – столько времени прошло с момента Холокаста, а дороги этот символ утраченной Америки – сохранились, не в идеальном состоянии, но всё же».  Поздно ночью мы разбили лагерь. Я не стал ложиться в палатке и остался в машине.

(лакуна на кассете)

– Часа через три доберёмся до тех построек, что видел Джонас – сказал Натан, – прямо где сходятся дороги Нью Рино и Брокен Хиллз.

Я кивнул, и постучал по крыше:

– Эй, народ, на всякий случай держите стволы под рукой.

Из салона раздались возгласы утверждения.

(лакуна)

Солнце палило нещадно, на небе не было ни облачка. Кэссиди сменил Натана, и взяв вожжи уселся рядом со мной. Глядя на гонимые горячим ветром «перекати-поле», он замурлыкал себе под нос старую трайбальскую песню, я начал ему подпевать.

По пеплом покрытой дороге.
Иду, не оставляя ни следа.
Я словно поташник
Подгоняемый ветром.
Тропы вечный данник
Под куполом звёздным, воротами радуги
Там где иду я, там где пройду я
Вчера солнце преследовало тень мою
Сегодня тень моя бежит за солнцем
Там где иду я, там где пройду я
Ветер мешает песок с пеплом
Ветер мешает пепел с песком
Там где иду я, там где пройду я
Дорога впереди, дорога позади меня
Дороги вокруг, дорога в сердце моём
Там где прошёл я, там где прошёл я
За собой я оставил страх и ненависть
Городов пыль безумия, алчность и зависть
Там где прошёл я, там где иду я, там где пройду я
Мир предо мной, мир за спиной моей
Мир вокруг меня мир в сердце моём

Когда мы уже заканчивали песню, бармен ни с того ни с сего заорал:

Если ты встанешь на моём пути! О если ты встанешь!
Я убью тебя! Да убью! Сниму скальп и съем твою печень!
Помолюсь Богу Флоры и Фауны, и птицы будут гадить на твой череп!
Богомолы отгрызут тебе пальцы, а скорпионы ужалят твой зад!
Койоты сожрут твои чресла!
Ванаминго будут водить хоровод вокруг твоих никчемных останков!
Я Великий Воин! О, Да! Хей-Йо-Хей!
Я был на Тропе Войны! Я убил врагов и взял их женщин!
О, Да! Хей-Йо-Хей!
Я Великий Охотник! Моя жена толстая!
О, Да! Хей-Йо-Хей! Я Настоящий Мужик!

В этом весь Кэссиди, даже когда на него накатывает лирическое настроение, это не длиться долго, либо он постарается скрыться за маской нарочитой грубости и ёрничества.

Но, наконец, из-за дюны показались постройки, о которых говорил Натан. Две из белого песчаника, третья из деревянных щитов с плоской крышей. В общем, ничего особенного, стандартные для пустошей строения, но возле малого каменного, офисного типа, был шлагбаум, а на большом красовалась огромная надпись: «Таможня».

– Ну ни хера себе! – изумился Кэссиди. – Не были в НКР с полгода, а столько нового!

– Угу, очень хитро придумано, – отметил я. – Думаю это один из посмертных приветов Вестина. Здесь самая оживлённая точка торговли, север Калифорнийской долины. Съезжаются все, из Рино, Фриско, Реддинга, даже из Джанктауна добираются.

– Да ну! – ещё больше поразился Кэсс. – Ни разу не слышал.

– Мне Роджер рассказывал, мол пару раз были залётные, с юга, одни торговцы из ДжейТи, а другие как раз перед нашим последним приездом в Шэйди. Не понравились они ему чем-то, общались только с Просветлённым.

– А Вестину кто докладывал?

– У него работники умные, кроме как браминов пасти, внимательно смотрят по сторонам, а на простого пастуха никто внимания не обратит.

Когда мы уже подъезжали, из белой конуры вышел мужчина, смутно напомнивший мне кого-то, в синей форме полиции НКР, с FN-FALом за спиной и поднял вверх правую руку:

– Вы въезжаете на территорию суверенной Новокалифорнийской Республики. Если вы провозите наркотики, они будут изъяты, а вы не будете допущены далее шлагбаума как сейчас так и в последствии, если у вас есть спиртные напитки вы должны внести их в декларацию и заплатить в размере пять баков с бутылки. Также внести подорожный сбор в размере двести баков с каждого передвижного средства и по пятьдесят с каждого копыта ваших браминов!

Всё это он говорил с торжественной миной и усиленно потея, видимо боясь отклониться от оригинального текста хотя бы на букву. По моим прикидкам сбор был велик, раза в полтора превышая сумму за которую Натан отдаст свой товар. И тогда я гаркнул (покойся в мире серж Дорнан, и спасибо тебе):

– Вы забыли представиться, офицер!

– Сержант Таможенной службы НКР, Оскар Дюваль, – пролепетал тот, и я понял своё дежа ву – брат помощника шерифа.

– Как поживает Карл? – осведомился я всё с теми же интонациями, – впрочем, извините я повторяю вашу ошибку. Мингэн Арройский, более известный под погремухой Избранный, являюсь Почётным Гражданином НКР, со всеми вытекающими последствиями, одной из которых является привилегия освобождения от налогов.

– Я не уверен, Сэр, – проговорил Дюваль.

– А кто уверен? Есть здесь кто-нибудь, в состоянии решить данный вопрос?

– Сэр, я не могу покинуть пост. Моя вахта истекает через два часа, Сэр. Я только заступил.

– Офицер... надеюсь, вы понимаете... Мы не можем ждать два часа, разве у вас нет старшего по званию?

– Майор Эрл Трэвис, сейчас у него обед.

– И?

– Сэр, Я... – тут Оскар испугано прервался, я и сам вздрогнул от неожиданности, потому что за моей спиной взвыл «Виндикатор».

Я посмотрел назад и увидел Маркуса стоящего с извиняющейся улыбкой:

– Вот нажал когда выбирался, случайно...

Кэссиди спрыгнул с козлов и направился ко мне, Вик с Натаном оставались в машине и это меня устраивало. Я обернулся к таможеннику:

– Я не хочу с вами препираться сержант, но наш с вами спор грозит перерасти в приграничный инцидент, первой жертвой которого будете вы.

Таможенник побледнел и схватился за ремень винтовки, но тут рядом с моей головой возникла рука держащая револьвер, нацеленный в переносицу вояки и раздался злобный голос Кэсса:

– И Оскар отправляется...

Бедняга уже сравнялся цветом лица со своей будкой, но собравшись с силами, развернулся на каблуках и направился к зданию с надписью. Минут через пять он вернулся уже покрасневшим.

– Сэр, майор Трэвис просит Вас пройти к нему, одного, прямо по коридору, последняя дверь направо.

– Оставайтесь здесь, – кивнул я Кэссиди и пошёл к майору.

Оскар не обманул, дверь находилась там где и было сказано. Стучать я не стал. Комната майора была скромная: флаг НКР в углу, фото Карлсона  на стене, сейф, стол пара стульев. За столом сидел собственно майор, напоминавший паука страдающего ожирением, в голове непонятно откуда всплыло имя Гизмо. Маленькие злобные глазки на обрюзгшем лице, такой же нос сливающийся со щеками, щёточка усов, раздражение от бритья на шее. На грязно белой, почти серой майке, расплылось пятно от пота, поверх плеч был накинут китель. Всё в его виде словно бы говорило: «Я мудак, но я здесь хозяин», и мне предстояло разрушить его самомнение. Не дожидаясь приглашения, я взял один из стульев и развернув спинкой к Трэвису, сел и стал ждать. Трэвис побагровел, и когда был готов сказать что-то, я заговорил:

– У нас кажется проблемы майор, впрочем вернее у вас. Не знаю какие неизученные наукой  биохимические процессы происходят в мозгах законодателей НКР, но у меня создаётся впечатление, что туда после смерти Вестина набрали таких жирных мудил вроде тебя, способных жрать пончики и тушёную браминину, а не писать законы, – тут я сделал паузу и дождавшись когда собрался с ответом, продолжил. – Либо ты, майор, переиначил декларацию под свои меркантильные интересы. Скорей всего второе, так что я желаю видеть оригинал.

Толстяк сглотнул и правой рукой выдвинул верхний ящик стола, в какой-то момент он замешкался и я усмехнулся:

– Не буду гадать, Трэвис, но если там пистолет, не рискуй, – я двинул бедром, показав рукоять Магнума торчащую из кобуры. – Я хороший стрелок, один из лучших и быстрых, бывает промахиваюсь ...редко, да и расстояние меж нами футов десять, ...не, не рискуй.

Трэвис буркнул что-то под нос, задвинул верхний и открыл другой ящик, достав оттуда лист бумаги он положил его на стол. Я улыбался и ждал, майор снова покраснел.

– Это всего лишь урок Власти, Эрл. Люди так  к ней стремятся, но получив её, не знают, что с ней делать. Это ведь такое тяжкое бремя! Власть и Властвовать разные вещи, майор. Так что подними свою потную сраку и неси сюда эту бумагу! Быстро!

Жирдяй подскочил, словно получив хороший удар хлыстом, и я увидел, что на нём кроме кителя и майки только трусы. Я расхохотался:

– Эрл! Эрл! Неужели ты тут дрочишь в тихую! И это на боевом так сказать посту! Впрочем, понимаю, понимаю, – жара, тупые подчинённые, отсутствие прекрасного пола, ну как тут не дать волю рукам. Ладно, сядь я сам.

Встав и подойдя к столу, я взял бумагу, и быстро пробежал по ней глазами:

– Бла, бла, бла. Да действительно – идиоты. Может ты и впрямь честный служака? – я с сомнением окинул взглядом майора и вернулся к чтению документа. – Ага! Данным указом не отменяются привилегии, к тому же здесь есть такой пункт о беспрепятственном проезде ренджеров. Я, кроме того, что Почётный ещё и ренджер.

Подняв одну бровь и посмотрев на майора, я спросил:

– Ну что? Вопрос исперчен?

– Да – почти прошептал майор и это было единственное членораздельное слово сказанное им за время проведённое мной в его офисе.

– Майор, чиркните бумажку Оскару, он очень хороший офицер и смелый человек, советую поощрить его.

Покидая кабинет, за спиной я услышал шумный вздох облегчения. Подойдя к посту, я отдал бумагу Оскару, он поднял шлагбаум. Маркус уселся в машину, мы с барменом забрались на козлы, он тронул вожжи и наконец наша компания пересекла границу суверенной НКР. Когда мы покидали территорию таможни, Кэсс вопросительно посмотрел на меня и я запел:

– О если ты встанешь на моём пути! О если ты встанешь!