fallout.ru

 Из огня да в полымя


Нещадно палило солнце, жаря песок около дороги. Запах расплавленного асфальта с трудом проникал через душный воздух. Все старались отлежаться в воде, и даже машины прятались в тени. Каждый, наверное, запомнил, как для него начинался этот день. Для 24-летнего Дэйва он начинался из ряда вон плохо. Впрочем, изо дня в день, дела у Дэйва шли просто ужасно – деньги кончались. За месяц, поменяв три места работы, он нигде не мог ужиться. Денег не осталось вовсе. Оставалось одно – ограбить банк. Это был край, но Дэйв достиг этого края. Вооружившись и захватив разрезанный чулок, он на своей старой развалюхе подъезжал к зданию банка, когда вдруг начал сомневаться. Окончательно передумал Дэйв слишком поздно. Из-за угла резко вывернула легковая машина и на полной скорости врезалась в развалюху. Дэйва ударило об руль, и он потерял сознание…

Очнулся он уже в тёмной клетке, обитой железом…полицейской клетке! Дэвид простонал, но приподнялся и с тоской посмотрел за маленькое окошечко, за ним уплывала назад улица – его везли в участок.

- Отпустите меня, - забарабанил Дэйв по стене – это ошибка!

- Ну конечно, - раздалось глухо –, мы у тебя всё выведаем. Скажешь как миленький, куда твои дружки делись.

- Это не мои дружки! – заорал Дэйв – я не с ними. Я вообще ничего такого не делал!

- Ну конечно, – повторил голос, – а пистолет и чулок у тебя для карнавала.

Глухо раздался смех. Дэвид обречено осел на пол и стал ждать неминуемого. И Неминуемое настало, правда, совсем не такое, которого ждал бедолага Дэйв. Неизвестно откуда раздался голос, скорее всего это один из тех больших телевизоров на небоскрёбах. Голос не проникал сквозь железную обшивку, и парню оставалось лишь догадываться, о чём говорили. Машина внезапно затормозила, причём очень резко. По задней стенке «клетки», где дверь – пришёлся сильный удар, Дэвида отбросило, и он ударился головой об стену. Звёзды замелькали перед глазами, однако сознание он не потерял. Хлопнула дверь впереди, а затем машина начала быстро набирать скорость. Поняв, что что-то не так, Дэйв в испуге стал бросаться от стенки к стенке. Машина неслась очень быстро и вдруг, завизжав так, словно монеткой провели по железу, перевернулась на бок. Ещё одного удара голова Дэвида не выдержала, и он рухнул без чувств.

Голова раскалывалась, но он попытался приподняться, но неудачно – машина ведь лежала на боку. Дэйв не сразу понял, где он и что произошло, постепенно он вспомнил всё, но не понял ничего. Нащупав дверь «клетки», он с удивлением обнаружил, что та побита от удара, но открыта. Ногой выбив дверь окончательно, Дэвид боком протиснулся наружу. Сколько же он был без сознания? Вокруг не было ни души. Было невыносимо жарко, но холод стягивал сердце неудачного грабителя. Он прошёл пару шагов, чтобы услышать хоть что-нибудь в тишине. Затем, обошёл машину и стал вглядываться в горизонт, чтобы взглядом отыскать хоть кого-то. Дома стояли целые, не разрушенные, но просто брошенные. И вдруг завыла сирена, душа у Дэйва ушла в пятки. «Воздушная тревога». Мир уверенно сходил с ума. Солнце бешено завертелось на небе, танцуя под ритм рэйвного воя сирены. Дома словно возвысились и простёрли руки к небу, пытаясь оторваться от земли и улететь. Бог ударил барабанной палочкой по Земле, и та издала соответствующий для барабана звук. Ритм определённо соблюдался, – не прекращались взрывы…или толчки…или…

Мозг бешено искал тростинку, чтобы ухватиться за неё и не впасть в болото безумия, тело тоже пыталось не сойти с ума, но душа…душа уже завыла, подчиняясь ритму смерти.

- НЕЕЕЕЕЕЕТ! – Вопль Дэвида нарушил мелодию.

 Душа замолкла. Мир просто остановился, как останавливаются прохожие и недоумённо смотрят на громко крикнувшего человека. Пропали все звуки. Дэвид напряжённо копался в себе. Пустой взгляд уходил в песок, вился между песчинок, уходя всё глубже, ища спасения…Слух резанула, словно ожившая, сирена.

Мозг ухватился за ту незримую нить от грани разума и безумия. Ноги сами понесли к ближайшему укрытию под землёй. Закрыто. Закрыт подвал, закрыто спасение, закрыта жизнь. Дело закрыто, наказание – смертная казнь через приём атомной бомбы внутривенно. Дэйв со злостью стал тормошить голову, стараясь избавиться от диких мыслей. И это ему возможно и удалось бы, если бы он не увидел Это. Главный Вселенский Грибник скоро придёт на землю собрать здесь трупы, кровь и грибы, которые развели здесь весь погром. Мальчик бросил камень на землю, – страна сбросила атомную бомбу на землю. Люди – не динозавры, но тоже не выдержат холода или тепла.

«Я был послан в космос, чтобы найти там другую расу» или «Я остался на Земле, чтобы найти здесь свою смерть». Никогда в голове Дэвида не творился такой хаос. Мысли просто носились из стороны в сторону, а мозг хватал какую-нибудь из них и поглощал, стараясь найти ту единственную, что поможет ему мыслить. Глаз нехотя поднялся…пустынная улица с толпой призраков. Призраки не могут дождаться смерти своих близких, чтобы безнаказанно разгуливать по земле. Не выдержав, Дэвид просто побежал. Побежал просто чтобы не думать, чтобы задохнуться от горячего воздуха, чтобы умереть, не чувствуя привкуса радиации. Солнце затягивали облака, а ноги мчались вперёд, словно не устававший Дэвид бежал вечность. Луна рассмеялась, глядя на него. Облака закрыли солнце и принялись за луну, несмотря на её молящие вопли, луна стала лишь мерцать вдалеке. На горизонте стали видны мухи цивилизации. Самолёты с атомной бомбой. Дэвид бежал им навстречу, самолёты же летели навстречу Дэвиду. Стиснуты зубы, напряжены ноги, в движении руки, отключён мозг. Душа танцует последний танец. Пятнышко медленно отвалилось от переносчицы заразы. Такая малютка уничтожит здесь всё, а также положит начало новому миру. Миру пустыни и бездорожья, миру горя и страшной ностальгии, миру боли и безумия, постядерному миру, построенному на костях былой цивилизации. И пусть первой костью станет кость Дэйва. Дэвид резко остановился и, вытянув кулаки, развернул оба средних пальца.

- А слабо вам, уроды, банк ограбить?! – заорал он пролетавшим над ним самолётам.

А затем горящую спичку бросили в канистру с бензином. И точно так же бомба поедала землю, пожирая огромные куски и оставляя после себя только выжженное на песке уведомление о смерти.

Все запомнят, как начинался этот день, потому что солнце палило нещадно, жаря песок около дороги. Запах расплавленного асфальта с трудом проникал через душный воздух, но теперь это никого уже не волновало…