fallout.ru

Опоздавшие к лету

Olesher
Tommyknocker


   – Готовность? – Джейсон Картер повернулся к Лу Вану, лихорадочно стучавшему по изогнутой серой клавиатуре, весело подмигивающей разноцветными огоньками, желтыми пальцами с вечно обгрызенными ногтями.
   – Семь минут. – Астронавигатор вводил в навигационный компьютер последние координаты прыжка.
   – Хо'гошо. Сообщи, когда будешь готов. – Джейсон немного картавил, когда начинал волноваться. Но его кандидатуру, тем не менее, выбрали капитаном первой межзвездной экспедиции «STH». Расшифровывалась эта загадочная аббревиатура как «Space THrow» (какая оригинальность! Еще бы «Star Track'oм» обозвали...) , но Питер, как большой любитель старинной рок-музыки и романтическая натура, перевел название экспедиции сам для себя. «Stairway To Heaven» – вот, что пришло ему в голову. Так как расшифровка вполне соответствовала сути проекта, то название прижилось, и даже по телевидению прозвучала именно эта фраза.
   Питер Бартлоу, врач и исполняющий обязанности второго пилота, внимательно наблюдал за седым затылком капитана, его противоперегрузочное кресло располагалось чуть позади сидения Джейсона. Ходили слухи, что капитан получил эту должность по большому блату, и Питер, молодой, но опытный пилот, считал это не совсем справедливым. Каждый человек хочет славы. И завтрашние газеты будут пестреть заголовками типа «Героический Экипаж Джейсона Картера вернулся из первой межзвездной экспедиции». А ведь на первом месте этого заголовка могло стоять и его имя. Но на это уже плевать. Сегодня он будет дома. Питер взглянул на светящееся табло электронного календаря, висящее на стене. 1 июня 2047 года. Сегодня безымянный посадочный шаттл «Колумба» приземлится, опалив могучим огнем дюз несколько сотен метров земли. И, после необходимых процедур дезинфекции, подъедут трапы, прибудут лимузины с важными птицами из правительства, торжественно подбегут к открывшимся люкам девушки с огромными охапками цветов. Питера сейчас конкретно интересовала только одна из этих девушек – Глэдис.
   – Почти готово. – Пальцы Лу Вана так и мелькали над клавиатурой. Лу был и астронавигатором, и механиком в одном лице. Каждый из трех человек экипажа совмещал в себе сразу несколько профессий. Что поделаешь, экспедиция создавалась очень быстро, и корабль смог вместить в себя только трех человек.
   Питер перевел взгляд на обзорный экран-планшет рубки. Мириадами горячих камней светилась неправильная плоскость Магелланова облака. Питер улыбнулся, вспоминая. Год назад русские объявили о использовании совместной русско-американской разработки – гиперприводе и создании экспедиции на Альфу Центавра. Естественно без американцев. Ну как же! Достопочтимый господин Президент Соединенных Штатов Америки не мог выдержать такого плевка по престижу страны, да еще со стороны русских. В кратчайшие сроки перед всей страной была поставлена задача: догнать и перегнать Россию, внезапно проявившую свой почти забытый американцами строптивый нрав. За полгода был создан «Колумб», первый корабль Америки с пространственным гиперприводом. Полукилометровая сигара с рубкой, тремя узенькими комнатушками, кухней, туалетом-ванной, медицинским отсеком и занимающим все оставшееся пространство двигателем. Экспедиция была рискованной. Джампер до сих пор еще никто не испытывал, и полететь не к звездам, а сразу в рай шансов было много. Русских догнать успели. Корабли стартовали в один день. Вот только нос Америка им все-таки утерла. «Гагарин» ушел к Альфе Центавра, а «Колумб» прямо в центр Магелланова облака. Этот забег Штаты выиграли.
   – Готово. – Маленький китаец с облегчением откинулся на гибкую спинку кресла.
   – Вводи формулу гипер-прыжка.
   Неутомимый астронавигатор вновь заколдовал над компьютером. Питер невольно поежился. Один неверный знак, одна ошибка в расчетах, и они вынырнут где-нибудь на задворках Вселенной, а то и в центре сверхновой звезды. И, даже если все будет сделано правильно, то существует шанс, один из миллиона, что такое все равно произойдет. По крайней мере, так говорили яйцеголовые из НАСА, а им Питер склонен был верить, несмотря на личную неприязнь.
   Путь туда прошел как надо, но прыжок подготавливался ЦУПом с Земли, а экипаж лежал в криокамерах. Обратно же им предстоит возвращаться самим, гордо глядя вперед, не смыкая глаз.
   В течение целого месяца экипаж собирал данные, снимал, фотографировал завораживающие пейзажи доселе чужих звезд, проводил тысячи научных экспериментов, и вот сегодня экспедиция подходила к своему завершающему, победному концу. Сегодня он будет дома. В первый день лета, как он и обещал Глэдис. Питер вспомнил ее грустные и встревоженные карие глаза, когда экипаж проходил к ждущему их шаттлу и толпе корреспондентов.
   – Я вернусь! – крикнул он тогда. – В первый день лета я вернусь!
   Месячное путешествие с занудой капитаном и работягой астронавигатором начинало уже утомлять Питера. Он все больше лежал, пристегнутый фиксационными ремнями к своей кушетке, и читал книги. Наконец-то сегодня он вдохнет полной грудью теплый летний воздух, а не этот искусственный, обработанный фильтрами очистки.
   – Готовность выхода в гиперпространство. 1 минута. – Нежный голос Матери, их бортового компьютера оторвал Питера от оптимистичных раздумий.
   – П'гистегнитесь, Пите'г. – Капитан обернулся к нему, в глубине глаз застыл страх, лоб блестел от выступившего пота. Боится. Трусливый сукин сын. Конечно, неприятно провалиться в ничто, хотя бы на три удара сердца. Но бояться... Чему быть – тому не миновать. Питер потуже затянул перегрузочные ремни, даже дышать стало трудно, и сглотнул липкую слюну. Ладони вспотели. Да он и сам боится, а еще думает такое о Джейсоне! Он оторвал взгляд от бриллиантов звезд и перевел взгляд на Лу. Их глаза встретились, тот весело подмигнул Питеру и сразу же стал изучать светящийся монитор компьютера, где Мать отсчитывала оставшиеся секунды до прыжка.
   – Тридцать.
   Питер незаметно для себя стал молиться. Господи! Не дай взорваться этому гребаному корыту! Верни нас на Землю. Сегодня первый день лета, и я обещал вернуться к моей Глэдис...
   – Двадцать.
   Все. Желудок в ожидании прыжка сжался в тугой болезненный комок. Как хорошо, что утром болел живот, и Питер не позавтракал, несмотря на заботливые уговоры Матери.
   – Пятнадцать. Внимание! Контур гипердвигателя нестабилен, возможна утечка. Десять.
   – Отменяй, – взвизгнул разом побелевший капитан, с безумным взором оборачиваясь к Лу, который уже яростно барабанил по кнопкам. – Быст'гее! Иначе мы покойники!
   – Отмена невозможна. Пройдена граница невозвращения. Пять.
   О боже! Это все-таки случилось. То, о чем они с такой бравадой шутили на Земле, произошло! Бумс! И в дребезги!
   – Четыре...Три....Два....
   – Отменяй, сууууука! – капитан уже визжал, как свинья под зазубренным ножом мясника-садиста.
   – Один. Прыжок.
   Огни звезд в глазах Питера слились в одну горящую размытую линию. Желудок провалился куда-то к мочевому пузырю, отправил его в нокаут, затем подскочил обратно, все тело прижало к креслу. Их закрутило, забросало, разноцветный калейдоскоп, тысячи огней спектра взорвались в голове и глазах, мир замер на три удара сердца.
   – Йоооохаааааа! – Выкрикнул Лу тонким голосом, как ковбой, оседлавший лошадь.
   Мигнуло. И мир обрел свою стабильность. Звезды замерли на обзорном экране, только это были уже другие звезды. Весь экран занимала большая белая планета. Фу! Кажется, пронесло... Питер перевел дух и вытер рукавом комбинезона пот. Голова еще немного кружилась – негативное состояние после прыжка, никем до полета не испытанное, но яйцеголовыми предсказанное в полном обьеме... Капитан, все еще приятного бледного цвета, сидел, вцепившись обеими руками в подлокотники кресла и уставившись в одну точку. Как бы он в штаны не наделал. Питер отстегнул ремни и взлетел к потолку. Оттолкнулся и, паря, направился к Лу, уже выводящему на экраны аналитические графики и таблицы.
   – Где мы?
   – Вероятно возле Плутона.
   Плутон? Ну что ж. Могло быть намного хуже.
   – Небольшая ошибка в расчете после аварии. Еще один скачок и мы дома.
   – Небольшая ошибка?!!! – Кажется, Джейсон успел придти в себя. – Да эта 'газвалюха нас чуть не уг'гобила! Боже! Мы ведь могли п'гев'гатиться в атомы!
   Его руки все еще дрожали. Питер посмотрел на него с гадливым выражением. Тряпка, а не космический волк, достойный вести такую экспедицию...
   – Мать! Что произошло? – Громко спросил он.
   – Провожу анализ системы. Отключен модуль безопасности гипердвигателя. Произошел всплеск энергии, это повлекло за собой смещение в навигационном компьютере координат пункта назначения. Рекомендуется включить модуль для качественного улучшения дальнейшей работы.
   – Модуль безопасности?!! Какого дьявола! Кто копался в двигателе?! – Капитана, кажется, сейчас хватит апоплексический удар.
   – Кажется я. – Лу испуганно улыбнулся. – Я забыл. Простите.
   – Ты?!!! – Джейсон взревел и, по-прежнему сидя в кресле, забрызгал слюной. Из бледного он стал бордовым. – Ах, ты желтомо'гдая мелочь! Я из-за тебя чуть не погиб! Я тебя под т'гибунал отдам! Да ты....
   – Заткнитесь, сэр! – Питер произнес слова спокойно, с удовольствием отмечая, как глаза капитана расширились от изумления.
   – Вы с ума сошли, Пите'г? Что вы себе позволяете? Я капитан! Да я вам...
   – Что вы мне?! – Перебил его второй пилот. – Что? Ничего вы мне не сделаете, капитан. А то, как бы завтрашние газетные заголовки не написали о вашем трусливом поведении... Так что заткнитесь, сэр.
   Капитан изумленно хватал воздух ртом, но ему хватило ума промолчать.
   – Сколько тебе потребуется, чтобы вставить этот проклятый модуль? – Спросил Питер у притихшего и испуганного китайца.
   – Минута, сэр!
   – Действуй, и давай уже отправляться. Мне не терпится оказаться на Земле.
   Лу торопливо отстегнул ремни и уплыл в машинный отсек, смешно разводя руками. Питер оттолкнулся ногами от его кресла и перелетел к своему. Кинул в него уставшее от непривычных условий тело и надежно зафиксировался ремнями.
   – Сообщите на Землю, что у нас произошла небольшая поломка. – Сквозь зубы процедил капитан.
   Питер нажал на пару кнопок, одел наушники с микрофоном.
   – Внимание! Говорит межзвездный корабль «Колумб»! Говорит «Колумб»! Центр Управления Полетами!.. У нас небольшая поломка, через десять минут будем дома, встречайте с цветами и шампанским! Я люблю «Абрау-Дюрсо», – позволил он себе небольшую шутку.
   В ответ раздавался только треск в наушниках. Питер повторил, но в ушах звенел лишь шум звездных помех.
   – Земля не отвечает сэр!
   – Как не отвечает? Вы что, с ума сошли?
   – Можете проверить сами. – Капитан уже начал раздражать его.
   – Действительно, – через минуту произнес Джейсон, снимая наушники. –Какие-то помехи. Что у них там п'гоизошло? Неужели передатчик нак'гылся?
   – Скоро узнаем.
   В рубку вплыл счастливый Лу.
   – Все сделано.
   – Замечательно. Мать, к прыжку готова?
   – Готовность выхода в гиперпространство. 1 минута.
   Питер нервно барабанил пальцами по подлокотнику. Капитан просто истекал потом. Больше он в космос не сунется. По крайней мере на «Колумбе». На туристическое судно , дрейфующее вокруг Луны и Земли дважды в неделю, может быть. А скорее всего будет рассказывать молодым кадетам в Академии о том, как он бесстрашно управлял первым джамп-кораблем. Скотина...
   – Тридцать. Двадцать. Десять. Пять. Один. Прыжок.
   И снова звезды пустились в безумную пляску на три удара сердца. Потом мигнуло, и «Колумб» вышел на околоземную орбиту.
   – Внимание! Опасность столкновения!
   Сразу же за голосом Матери в рубку корабля ударился здоровый кусок металла, судя по тупому «железному» звуку. «Колумб» вздрогнул от удара.
   – Повреждения! Опасность столкновения.
   Весь сектор пространства, который показывал обзорный экран, был забит кусками космического мусора, через которые продирался «Колумб». Питер схватил штурвал, включил ручное управление и витиевато матерясь, начал лавировать между особо крупными обломками. Мелкие куски какого-то механизма непрерывно шуршали о края корабля. Прежде чем выйти из зоны мусора в чистый космос, корабль еще раз серьезно вздрогнул. Системы безопасности надрывно взвыли в унисон с капитаном, но корпус выдержал.
   – Что это было? Этот сектор космоса должен быть чист. Откуда обломки? – Астронавигатор недоумевающе посмотрел на Питера, затем на Джейсона.
   – Свяжись с Землей. – Питер еще не отошел от полета сквозь свалку.
   – Вы посмотрите на Землю.., – Капитан произнес фразу тихо, почти шепотом. В голосе сквозил животный ужас. Только теперь Питер и оторвавший взгляд от терминала Лу посмотрели на висящий над ними шар планеты.
   – Боже! Не верю. – Лу, кажется, находился в шоке, как и весь немногочисленный экипаж.
   Огромный шар никак не мог быть Землей, и в то же самое время он им был. Вся планета была изрыта оспинами кратеров, земля была обуглена, некогда зеленые материки превратились в гигантские пустыни, а многих частей континентов вообще не существовало. Океан глубоко вдавался в береговую линию. Где прежняя Австралия, Англия, Новая Зеландия? От Европы осталась только россыпь островков. Полярные льды Антарктиды частью растаяли. Это была не та планета, которую они покинули месяц назад. Это была не Земля, любимая и родная планета... Это – жалкая и одновременно страшная пародия на когда-то знакомый облик. Происходящее казалось жутким кошмаром, когда все кажется до боли реальным, и ты не знаешь, спишь ли еще, или ужас подстерег тебя и в реальном мире...
   – Что произошло? – ошарашенно спросил Питер в воздух, затем повернулся к застывшему Лу. – Ты все правильно рассчитал? Мы действительно в Солнечной системе?
   – Ну да. – В голосе китайца сквозила неуверенность. – Что же еще это может быть?
   – Я не знаю! – Нервы Джейсона были на пределе. – Куда ты нас заб'госил?
   – Мать! Проверь дневник прыжков. Сравни звездные карты, нам нужны точные координаты. – Питеру нужно было что-то предпринять, иначе у капитана начнется истерика
   – Провожу анализ данных. Ожидайте.
   – Что здесь могло произойти за месяц? Даже война не способна сделать такое с планетой за такой короткий срок. – Лу все еще не верил в невозможное.
   – Может, нас б'госило к похожей планете? П'госто компьюте'г посчитал ее Землей? – Капитан хватался за каждую соломинку, чтобы не запаниковать, но у него это плохо получалось.
   – Все может быть, гиперпривод не был испытан. – Астронавигатор пожал плечами, не отрывая взгляда от мертвой Земли.
   – Будь п'гокляты эти ублюдки из НАСА! Будь п'гоклят П'гезидент! Будь п'гокляты козлы, придумавшие гипе'гп'гивод! Будь п'гоклят этот ко'габль! – У капитана началась истерика.
   – Успокойтесь! – Голос Питера был резок. – Возьмите себя в руки, капитан! Не хватало еще истерики. Вы – не баба.
   Капитан вздрогнул, обиженно посмотрел на врача и, уставившись в одну точку, забормотал себе что-то под нос. Питер вздохнул. Этот кретин может сорваться в самый важный момент. Надо бы смотаться в медотсек за шприцом с транквилизатором, но Мать уже заканчивает анализ данных и полученная информация будет намного важнее, чем состояние Джейсона на данный момент.
   – Анализ завершен. – Голос матери все также нежен и бесстрастен. – Подтверждаю. Планета является Землей на 99,99999%. Это Солнечная система.
   – Не верю! Как это могло случиться? – Лу был бледен.
   – Как, как. Мы все ум'гем! Мы все ум'гем! Боже! Я не хочу уми'гать! Нет! Только не сейчас. – Капитан тихонько скулил себе под нос. В глазах была пустота. Он медленно раскачивался в кресле туда-сюда, казалось, потеряв связь с этим миром.
   Они там все с ума посходили?!!! Каким образом цветущую планету можно превратить за месяц в пустыню?!! Война, глобальная катастрофа, инопланетяне, наконец? В последнее Питер конечно не верил. Он же не ребенок, в самом деле! Это в далеком детстве он бегал по летнему лесу с пластиковым излучателем и убивал коварных инопланетян, прятавшихся за каждым кустом. Питер содрогнулся. Если это Земля, то этот лес, его город, друзья, родственники, Глэдис. Что случилось с ними? Неужели он никого больше не увидит из них? Взгляд Питера упал на временное табло. Все также бесстрастно горели цифры 1 июня 2047года. Раскаленная игла догадки пронзила его мозг, и дыхание перехватило от ужаса.
   – Мать, – он не узнал своего голоса, настолько хриплый и каркающий тот был. – Какое... Какое сегодня число?
   – Корабельное время: 12 часов 22 минуты 1 июня 2047 года.
   – А земное? Какое сегодня число по земному времени.
   – Провожу корректировку.....Сейчас 12 часов 22 минуты 1 июня 2230 года. Изменить дату на табло рубки?
   Капитан всхлипнул и закачался еще быстрее. Его руки лежали на коленях. Белые пальцы вцепились в брюки комбинезона.
   – Меняй. – Голос Питера был все еще хриплым. Дата ввела пилота в шок. 183 года! Целых 183 гребаных года в один миг исчезли из его жизни! Как это могло произойти? Никого нет. Один. Совсем один. Этим летним днем на Земле его никто не ждет. 183 года. Нет. Такое не могло произойти с ним.
   – Как такое случилось, Мать? – Астронавигатор воспринял новость сдержаннее.
   – Производится анализ гиперпрыжков. В связи со сбоем предпоследнего прыжка произошло незапланированное перемещение в пространственно-временном континууме. Эта ошибка не была предусмотрена разработчиками. Возможно, вам следует с ними связаться для получения дальнейших инструкций по отладке этой проблемы...
   Бред... Она что, не понимает, что все разработчики уже давно превратились в пепел?!
   – Но почему? Почему мы прыгнули сюда? – Он перевел вопросительный взгляд на задумчивого астронавигатора.
   – Кто знает загадки гиперджампа? – Лу грустно пожал плечами. – Вот, что бывает, когда стремишься стать первым. За три удара сердца мы потеряли почти два века.
   – А это можно исправить?
   – Я не Эйнштейн. Отключить модуль безопасности и прыгнуть? Ну, мы, скорее всего, перелетим вперед еще лет на двести. Лучше не пытаться. Надо садиться, капитан. Другого выхода нет. – Маленький человек посмотрел на Питера. – Теперь вы капитан. С этого спрос уже невелик.
   Джейсон все также молча раскачивался в своем капитанском кресле, безумным взором уставившись на мертвую планету. Его мозг не смог перенести такого шока.
   – Мать! Что случилось на планете?
   – Неизвестно. Смею предположить, что была война.
   Ну что ж. Вполне вероятный исход гибели человечества. Покидались опасными подарками, изгадили всю планету. Теперь сплошная радиация и аборигены.
   – Давай садиться. Рассчитай траекторию.
   Лу снова обрел почву под ногами и застучал по клавиатуре. По табло его монитора в веселой пляске скакали столбики цифр.
   – Мыс Канаверал отсутствует как факт. Попробуем сесть на второй резервный космодром в Калифорнии. По данным сканирования там еще сохранились остатки посадочной полосы. Да и радиация почти в норме. Вот курс, капитан.
   Перед Питером возникла подергивающаяся желтая голограмма траектории посадки. Он помнил этот секретный военный космодром с длинной посадочной полосой, расположенный восточнее Сан-Франциско. Хороший курс. Заходить будем со стороны океана, над Сан-Франциско, пустыней и вот она, Земля. Только это не та Земля, куда он стремился вернуться... Совсем не та...
   – Молодец. Теперь отдыхай.
   Питер нажал пару кнопок и, откинув предохранительную крышку, повернул красный тумблер. «Колумб» вздрогнул и разделился. Пятисотметровый агрегат под названием гипердвигатель остался на орбите, а маленький шатл, состоящий из командирской рубки, кают экипажа и вспомогательного двигателя огненной искоркой понесся к планете. Питер вел корабль сам, отключив автопилот. Самый верный способ забыться – это уйти в работу. 300 километров. Промелькнула полоска выжженной земли, и начался Тихий океан. Вот океан почти не изменился... Все такая же синяя громада. Пилот ощутил слезы на своем лице. Послезавтра они с Глэдис собирались устроить пикник на морском берегу, на укромном маленьком пляже... Сморгнув, Питер отвел штурвал от себя и начал снижение. Огненная траектория, словно нить Ариадны, ярко горела на обзорном экране. Тело налилось привычным весом. Гравитация вернулась. 150 километров. Сбросить скорость. Все, до посадки пара минут. 8 километров. На горизонте появилась береговая линия. Вот она приблизилась, вот появился город, Сан-Франциско. Конечно не тот мегаполис, которым он был раньше, но все-таки город...Надо же! Тут есть жизнь. Интересно, туземцы примут их за богов на огненной колеснице? Высота – километр. На экране вспыхнула команда торможения. Отлично. Сбросим подачу топлива. Так. Вон полоса, точнее, ее останки. Шасси, хотя они не помогут. По счастью, этот шатл приспособлен садиться практически на любую поверхность. Двадцать метров. Включаем реверсы. Газ на пять. Касание.
   Машина завибрировала, раздался треск, и шасси отломились. Шатл нырнул носом вниз. Удар. Их рвануло вперед, ремни безопасности врезались в грудь, перебивая дыхание. Треск. Еще. Шатл на брюхе бороздил землю Бывшей Калифорнии, оставляя за собой глубокую колею на земле и тучи поднимающейся едкой желтой пыли в воздухе. Удар. Еще удар. Машину развернуло носом в обратную сторону и она, вздрогнув, замерла в облаке оседающего песка.
   – Мать, повреждения?
   На табло перед Питером высветилась информация о корабле. Красный свет. Он уже никогда не полетит.
   – Фу...Ты машину также водишь? – Лу улыбнулся посиневшими губами и, расстегнув ремни, встал. По счастью, невесомость, на их физическое состояние не играла ни какой роли. Спасибо комбинезонам. Хоть что-то ученые сделали работающим.
   – Ты жалуешься? Могу повторить. – Глупая шутка, но она им сейчас нужна. – Иди отстегни шизика.
   Джейсон все также отсутствовал в этом мире, уставившись безумными глазами в одну, только ему видимую точку. Питер встал и пошел в сторону двери из рубки. Ему надо было выпить. И чем крепче, тем лучше. Тут уж не до «Абрау-Дюрсо», сейчас Питеру больше всего хотелось глотнуть обжигающего медицинского спирта из колбы. Испуганный вскрик остановил его на половине дороги. Он резко обернулся и увидел, что находящийся до этого момента в прострации Джейсон вцепился в горло беззащитному Лу.
   – Это ты! Ты во всем виноват! Убью!
   В шее астронавигатора что-то хрустнуло, и мертвое тело бедняги-китайца упало на пол. Джейсон медленно повернулся к Питеру. В его глазах застыло жестокое безумие и первобытная жажда крови. Из уголка рта серебристой струйкой текла слюна. Джейсону было лет пятьдесят, но под летным костюмом могуче переливались жгуты мускулов. В открытом бою Питеру с ним не совладать.
   – Мать! Бунт на корабле! Капитан убил Лу! Заблокировать дверь рубки! – Заорал Питер, выбегая в длинный коридор.
   – Исполняю.
   Железная стена грохнулась прямо перед носом обезумевшего от ярости капитана. По счастью это был компьютер нового поколения и поэтому он не стал спрашивать что, да как, а просто исполнил приказ. Из-за двери раздались приглушенные вопли, а затем частые удары.
   – Интересно, когда он придет в себя на столько, чтобы разблокировать эту дверь? – Думал на бегу пилот. Дверь нельзя было открыть только отсюда, а изнутри, пожалуйста. Поверни рычаг и гуляй на здоровье. Питер остановился возле двери в свою каюту.
   – Внимание! Дверь на мостик разблокирована.
   Быстрее! Этот псих скоро будет на свободе. Он влетел в помещение и стал отчаянно рыться в стенных шкафах. Ну, где же? Где же это? Книги, фотографии, личные вещи стали разлетаться во все стороны.
   – Ээй! Питеер! Я иду! Кто не спрятался, я не виноват! – И безумное хохотание Джейсона наполнило пустой коридор. Безумие совершенно исправило его нечеткую дикцию. Теперь буква «Р» зловещим рычанием психопата разносилась по кораблю.
   – Вот он! – Рука Питера крепко сжала военно-морской кольт 1944 года выпуска. Старая реликвия еще его прадеда. Он взял ее с собой в космос как сувенир, втихаря протащив от службы контроля. Просто так, на всякий случай. Упомянутый случай, кажется, наступил.
   – Ага! – Завопил Джейсон, заглядывая в его каюту и подпрыгивая на месте от возбуждения. – Это и ты тоже виноват! Мы все умрем, и ты умрешь пе...
   Бах! Кольт рявкнул у Питера в руке, отдача дернула ствол к потолку, и пуля попала капитану прямиком между глаз. Он без звука упал пилоту под ноги. На противоположной стене остались веерные следы крови и мозга. Прямо посреди большой фотографии Глэдис в купальнике, весело смеющейся в обьектив... Питер безвольно опустил пистолет в руке и, перешагнув через труп капитана, под которым уже растекалась лужица крови, направился в шлюзовой отсек. Красная лампочка мигнула, загорелась зеленая, и дверь на свободу бесшумно ушла в сторону. Питер полной грудью вдохнул обжигающий вечерний воздух. Чертовски жарко, но ему в принципе уже было все равно. Стащив через голову верхнюю часть летного костюма, Питер ударил кулаком по стене, не обращая внимания на покатившиеся пуговицы костюма, капельки крови на костяшках и крупные слезы на ресницах. Он сел на порожек люка, свесив ноги в метровую пустоту, и наблюдал за двухголовыми коровами вдалеке, мирно жующими то одним, то другим ртом желтую сорную траву. Шатл приземлился прямо на травяное поле, пропахав его насквозь. Но ему на это тоже было наплевать. Закат окрасил небо в розовый цвет. Питер смотрел на него с сожалением и тоской. Он потерял все. Дом, работу, родных, Глэдис, которой обещал вернуться к лету. Они безнадежно опоздали к этому далекому лету 2047 года. Все не то. Чужой мир, дикие чужие люди, радиация и смерть. Смерть. В этом мире и так много смерти. Еще одной дозы никто не заметит. В вечерней тишине раздался одинокий выстрел. Лишь брамины все также продолжали пастись на травяном поле, лишь досадливо дернув мохнатым ухом в сторону шума.