fallout.ru

Виват, "Fallout"!

Mac

Выпуск новостей "Всепланетной ТелеСети" 340 год эпохи возрождения. (3250 год по старому стилю) Этот рассказ был обнаружен при раскопках остатков древнего города, по преданию, уничтоженного в атомной войне.

Третья всемирная война начнется,
После того, как обрушатся 3 башни великого города.
Нострадамус

Солнце с трудом просвечивало сквозь серо-желтое небо, и у земли царил вечный желтоватый полумрак. Холодный ветер тихо свистел в глазницах обгорелых черепов. Заваленная мелкими обломками площадь упиралась в развалины торгового центра "Новый Досуг". Колонны при входе, поддерживающие небольшой портик, обвалились, частью расколотые, частью просто опрокинутые. От некогда стеклянной стены остался ржавый, покрытый буро-зелеными натеками, скрученный металлический каркас, стекло разлилось пузыристым черным озером. Автомобили на парковке грудой ржавых листьев громоздились возле толстых, потрескавшихся от жара бетонных стен. За грудами горелого и оплавленного мусора виднелись развалины города - черные остовы спальных районов. Моросил мелкий дождик, оставляя на оплавленном асфальте радужные лужи. Разноцветный ручей побежал по земле, огибая крышку канализационного люка. Неожиданно крышка дернулась и с лязгом отъехала в сторону. Из колодца выглянула голова в армейском противогазе, ствол автомата. Покрытое рыжими пятнами оружие качнулось из стороны в сторону. Ничего. Только свист ветра, скрип автомобильной дверцы на одной петле, и его тяжелое дыхание нарушали тишину. Человек тяжело вылез из люка и оглядел площадь. Пусто. Он поправил автомат и кевларовый бронежилет армейского образца, привычно оттягивавший плечи. Под подошвами тяжелых армейских ботинок хрустнули бурые кости. В нескольких шагах от него из-под остова автомобиля выглянула серая крыса. Потянула воздух длинным носом и деловито пробежала мимо, юркнув в люк. Её хвост скользнул по глубокой царапине на краю отверстия. Человек проводил её взглядом: "Беги по своим делам, сестричка!" Крыса не испугалась его, она чувствовала в нем родственника. Он провел столько времени в канализационных сетях города, что крысы стали ему родней людей. Он пошел к бывшему торговому центру. Ближайшая к нему стена пострадала меньше других, можно было попасть внутрь. Пол был завален разложившимся ширпотребом, кусками бетона с торчавшей арматурой, осколками стекла. Тут и там из пола торчали побуревшие кости. На бетонной глыбе этаким идолом пялился глазницами череп. Потемневшие золотые украшения, как приношения, были разбросаны вокруг. Человек смахнул кости, устало присел на бетон, положив автомат на колени. Здесь было спокойно, в этом склепе, он это чувствовал. "Ну что, Ник, можно расслабиться. Ты вернулся туда, где для тебя началась новая жизнь". Собственный тяжелый вздох был ему ответом. Всего три года прошло с тех пор, как над Землей пронесся атомный пожар, и он помнил этот день во всех подробностях…

Этот выходной ничем не отличался от предыдущих. В безоблачном небе ярко светило солнце. Толпы людей бродили меж витрин магазинов, по шоссе непрерывным потоком бежали машины, маленькие ресторанчики наполняли жаркий воздух аппетитными запахами, из динамиков гремела реклама. На больших экранах непрерывно показывали вид ТЦ с воздуха. Приземистый кубик старого корпуса своими почти метровой толщины стенами и отсутствием витрин снаружи напоминал армейский бункер. Непосредственно к нему примыкал высокий купол нового корпуса из стали и стекла. Ник стоял у входа, оперевшись на швабру, глядя на людской поток. "Эй!" - чья-то рука легла ему на плечо. Он повернулся - это был начальник смены. Как всегда, широко улыбался. "Вот, лыбится, гад!" - он поглядел на начальника с плохо скрытой неприязнью. "Ник! Пятый уровень, шестой коридор. Займись! Да, и перестань глядеть исподлобья. Всех посетителей распугаешь!" Ник побрел по широкому коридору, туда, где в глубине центра были шахты лифтов. Старый корпус возвышался над землей от силы на один этаж, зато спускался вниз на целых четыре. Он был полон узких проходов с низкими потолками, небольших площадей, и многочисленных служебных коридоров. Между собой работники центра называли его "бункером". Только красочные витрины напоминали о том, где ты находишься. Ник спустился вниз и обнаружил, что, как обычно, эта скотина подбросила ему на редкость грязное место. В стене, справа от него шел ряд квадратных металлических люков. "Бомбоубежище" - он улыбнулся ему, как старому другу. "В случае ядерного удара здесь можно укрыться. Попасть можно по лестнице. Это быстрее чем в лифте, который может застрять. Наверняка есть запасные выходы. Да и запасы еды и воды скорее всего имеются…" Это было его любимым занятием во время монотонной работы - рассуждать, где можно спрятаться, где можно достать снаряжение, куда пойти в случае, если вот сейчас начнется ядерная война. Больше всего он любил представлять себе последствия - разрушенные города, злобные мутанты, озверелые банды. И посреди этого хаоса он, Ник, в крутом бронескафандре с сервомоторами и 6-ти ствольным пулеметом в руке. Спаситель человечества. Или хотя бы, какого-нибудь поселка. А все началось с одной компьютерной игры, где действие как раз происходило на Земле, пережившей ядерную войну. И Ника вполне можно было считать фанатом этой игры, а значит и любителем всего, что связанно с пост-ядерной тематикой. Их было немало таких, всерьез обсуждавших действия при атомной тревоге и после нее, обменивавшихся роликами атомных взрывов и собиравших литературу по выживанию. Наверно, случись что-нибудь такое на самом деле, они были бы самыми готовыми из гражданского населения…

Внезапно коридор погрузился во тьму. Лампы, витрины - погасло все. В темноте послышались удивленные голоса, затем кто-то включил карманный фонарик. Загорелось красное аварийное освещение. Люди, бывшие на этаже, бросились к лестницам. Ник побежал за ними. С трудом отдыхиваясь, он выбежал на площадь первого этажа и замер. Далеко-далеко от ТЦ, где-то над центром города, вставал гигантский огненный гриб. Снаружи все дымилось, начали рваться бензобаки машин и плавился асфальт, огромные затемненные окна пузырились. Люди, стоявшие на площади, еще не поняв, в чем дело, заворожено глядели на огненное представление. Ник помнил, что он был на той площади не больше секунды. Сознание еще не успело принять то, что он видел, а ноги уже несли его вниз, в спасительную коробку убежища. За ним, вроде, рванулись еще кто-то, но Ник не обратил на них внимания. В голове отчаянно прыгала мысль - успеть до ударной волны. Он не успел. Горячий ветер ворвался в коридор, вихрь пыли, обломков и человеческих тел разворотил весь этаж, бросил его на пол. Что-то рухнуло сверху, и Ник потерял сознание…

Света не было. Все аварийные лампы разбились. Лишь кое-где искрились разбитые вдребезги витрины. Ник с трудом поднялся с пола, заваленного мусором. Голова гудела и кружилась, все тело ломило, глаза никак не хотели сфокусироваться. Пыль уже осела, значит прошло уже немало времени. Осторожно дыша, он начал пробираться через завалы, поминутно спотыкаясь об обломки, и, вроде бы, чьи-то тела. Медленно он добрался до лестницы. Уцелевшей, как ни странно. Чем выше он взбирался, тем больше становились разрушения. Наконец, протиснувшись между упавшими бетонными глыбами, Ник вылез на площадь. Вокруг царил полный разгром. Торосами были навалены железобетонные блоки, ребрами торчала арматура. Все было присыпано толстым слоем кирпичного крошева и остатков ширпотреба, то тут, то там проглядывали части тел. Выжившие, однако, были. Кто-то начал приходить в себя, воздух наполнили стоны. Ник окинул взглядом площадь. Что же, его дом был наполнен книгами по экстренной помощи, оружию, выживанию в экстремальных условиях. Он давно выучил их наизусть. Пришло время использовать набранные знания. Пошатываясь, он побрел по площади, стараясь, по мере своих сил, помочь уцелевшим. В голове пробегали прочитанные фразы - "…при переломе… если вы нашли его в позе, изображенной на стр. 45… немедленно потушите огонь имеющимися средствами.…" Единственная фраза, которой не хватало, была "…Если вы пережили ядерный удар, то…" "Завернитесь в простыню, и медленно ползите на кладбище" - закончил Ник несуществующую главу. Через час все уцелевшие собрались, вернее, сползлись, в центр площади. Стоны почти затихли, их сменил плач. До выживших наконец дошло, что произошло нечто, из ряда вон выходящее и страшное. Паника начала охватывать толпу. Какая-то дамочка, стирая кровь, капавшую с разбитого лба, (дешево отделалась) пыталась позвонить в полицию с чудом уцелевшего, но, разумеется, неработающего общественного телефона. Кто-то, вроде бы уже понявший, что положение гораздо серьезнее, сидел, обхватив голову руками, повторяя: "Этого не может быть!" Несколько некогда респектабельного вида граждан, сбившихся в кучку, пытались выяснить, в чем, собственно дело, и когда ИХ будут спасать. Ник подобрался к ним поближе, прислушиваясь к репликам.

- В чем собственно, дело? Где спасательные службы? Где репортеры?! - толстячек с дипломатом, (как он его не потерял в этом кошмаре?) всхлипывая, растерянно смотрел на темный экран сотового телефона.

- Да, - поддержал его другой бизнесмен, пытаясь поправить обгорелый галстук. - Я ведь застраховался на случай теракта. А вы?

- И я!

- И я!

- И я!

- А я нет! - вмешался в разговор Ник. Вы что еще не поняли, что произошло? Это был ЯДЕРНЫЙ УДАР, спасать нас, скорее всего, будет некому!

- То есть? Ты что-то знаешь? Почему ты ничего нам не говоришь?

- Я похож на справочное бюро? - процедил Ник сквозь зубы. Я и сам не уверен, что произошло. Может это был простой ядерный теракт. А может, мы пропустили 3-ю мировую. Если так, то спасать нас будет некому. Самим выбираться придется. Поэтому я и не говорю ничего. Чтобы не поднимать дополнительной паники.

Это было излишне, над толпой уже стоял гомон, слышались испуганные голоса. Кто-то расслышал их разговор, передал другим, и рева стало больше. Короче, все как предполагалось. Шок, паника, растерянность. Ник попытался обойти открытые участки здания. Большинство выходов и все почти спуски на нижние этажи были полностью завалены. Если там кто-то и остался, вытащить их было невозможно. Стекло-стальной новый корпус ТЦ не выдержал ударной волны. Среди развалин все еще что-то горело. Побродив по ТЦ, Ник обнаружил, наконец, более-менее уцелевший выход. Снаружи, рядом с ним, когда-то (часа два назад) был очень полезный магазин, торговавший снаряжением для туристов (и диких и не очень) и солдат. Все, кроме огнестрельного оружия. "Эльдорадо" - пробормотал Ник, взяв этот магазин на заметку. Он вернулся на площадь, вспоминая по пути, все, что он знает об окрестностях - магазины, склады, армейские базы (вот этого было предостаточно). "Ядерные удары по одному не наносят, и вертолетика со спасателями можно и не ждать" - рассуждал он. "Значит, придется…" - От неожиданности Ник замер. Так это что же получается, все, что он так ждал, к чему готовился и физически, и самое главное, морально, все это произошло? Пожалуй, только сейчас он осознал всю полноту картины. Пораженный такими выводами он пропустил резкое изменение обстановки в месте скопления уцелевших. На площади когда-то стоял аппарат для выдачи наличности. Взрывной волной его сорвало с места, разбило, и теперь по всем окрестностям валялись частично обгорелые разноцветные бумажки. Кто-то пришел в себя раньше других, и еще не осознавая, что это сейчас дешевле чего-либо, с воплем: "ДЕНЬГИ!!" бросился их собирать. Народ быстро очухался, и видя такую несправедливость в распределении чужой собственности, бросился собирать банкноты, шмотки и прочее уцелевшее барахло, которого, на удивление, оказалось немало. "Ну, все, началось. Фаза вторая - повальное мародерство", - вспомнились Нику слова, прочитанные в каком-то фэнфике в Интернете. - Теперь надо держаться от них подальше. Он отошел в сторонку, присел на бетонную глыбу, наблюдая за грабителями. Та дамочка, с телефона, еще всхлипывая по инерции, напяливала на себя украшения из ювелирного магазина. Трое здоровых парней, покраснев от натуги, тащили 41" телевизор (как он еще не развалился?). Еще человек десять собирали банкноты. Все правильно.

Я сейчас тоже к ним присоединюсь, - думал Ник, - только не буду копаться в бесполезном барахле. При такой компании, выживать, похоже, придется самому. ну хоть бы кто-нибудь в продуктовый магазин заглянул! - С такими мыслями он зашагал прочь. Под ногами трещало стекло и шуршали камни, и сквозь эти вполне мирные звуки до него донесся чей-то предсмертный хрип. Обернувшись, Ник увидел того, с чемоданом, склонившимся над одним из своих коллег. Он выдирал из мертвых рук зеленые бумажки...

Через час Ник вышел из своего "Эльдорадо", переодевшись и держа в руках небольшой симпатичный арбалет. В колчане за спиной лежало полтора десятка стрел - для начала хватит. Посетив отделение гражданской обороны, он достал себе очень удобный противогаз и набор химико-биологичесой защиты.. Вокруг полно армейских баз, где можно будет запастись чем-нибудь более серьезным. Заглянув в большой супермаркет (вернее на его склад - сам магазин был разрушен), он добавил к своей экипировке несколько килограммов консервов и воды. Теперь следовало сходить на близлежащие армейские базы на предмет проверки их оружейных комнат. Невдалеке он заметил канализационный люк, вроде-бы неповрежденный. Ник направился к нему, и тут арбалет выстрелил. Видимо, тетива не была закреплена достаточно сильно. Лязгнув, стрела оставила на крышке глубокую царапину и ушла в черное небо. Ник постоял пару секунд, приходя в себя от неожиданности, перезарядил арбалет. Подошел к крышке, и, отодвинув её, в последний раз оглянулся на город…

...От каждой груды кирпича, бывшей когда-то домом, остова машины или дерева поднимались в серое небо столбы черного дыма, как колонны в жутком храме, посвященном Смерти...