fallout.ru

Женское счастье

Tommyknocker


- Я ищу торговца, его имя Вик. Мне сказали, что он у тебя, - произнесла я, обаятельно улыбаясь Метцгеру.

Он был отвратителен. Низенький, с непропорционально длинными руками, почти доходящими до колен, с длинными засаленными волосьями и густой рыжей шерстью, обильно покрывающей его руки и грудь, выглядывающую из расстегнутого потертого кожаного жилета. Метцгер стоял, откровенно пялясь на меня похотливым маслянистым взором и уперев руки в бока. Больше всего я ненавижу такой взгляд, когда тебя всю словно бы раздевают и нахально оглаживают. Иногда я задаю себе вопрос: “Для чего я родилась такой красавицей...”. Да, я отдаю себе отчет в том, что я красива, причем говорю это без всякой похвальбы, так, отмечая мимоходом факт. Все мужчины, начиная от сопливых мальчишек и заканчивая пожившими уж свое стариками, все без исключения начинают пялиться на меня мутными глазами, мысленно вцепляясь своими скрюченными от страсти руками в мою грудь и стройные ноги. А уж этот Нарг... Куча мышц, заплывших жирком от ничегонеделания, низкий лоб, подчеркивающий отсутствие интеллекта, оттопыренные уши и эти глупейшие, без малейшего намека на разум, глаза. Он вечно таскается за мной, словно сексуально озабоченный геккон в период брачных игр. Думает, доходяга, что ему что-нибудь отколется... Даже Хакунин бессилен был сделать что-либо с ним, все его травы, понижающие желание, оказались бесполезны против этого тупого жеребца...

- А зачем же тебе, крошка, этот старый хрыч, а? Не интересуешься более интересными мужчинами, вроде меня?

“О, бог ты мой, что за урод....”: подумала я, посылая ему свою самую очаровательную улыбку. От этой улыбки растаял даже Камерон в Храме, пропустив меня без боя... На этого козла Метцгера она подействовала, как красная циновка на самца брахмина. До сих пор смеюсь, когда вспоминаю ту историю... Тетушка Морлис выхлопала циновку красного цвета и уже собиралась идти домой, как ее углядел Мастерок, наш племенной брахмин. Неизвестно отчего эта тряпка привела его в бешенство. Коротко заревев, он со всех копыт помчался на тетушку...Укрыться от него она смогла только в Храме. Это было уморительное зрелище, как она улепетывала от Мастерка по деревне, с развевающейся за ее плечами алой циновкой, и крича о помощи. Это развеселило даже обычно мрачного и угрюмого Мингана.

- Может быть, может быть..., - промурлыкала я Метцгеру, томно прищуривая глаза, - Но сначала мне нужен Вик...

От этого у Метцгера просто челюсть отвисла до груди, ниточка слюны протянулась от губы до подбородка.

- Да пожалуйста, сколько угодно, все равно этот старый козел уже ничего не может, даже радио починить ему в проблему, мудаку , а тем более с девушкой что-нибудь... Следж, открой телке дверь к этому старперу. Живо!

Я пошла к двери, специально плавно покачивая бедрами. Сзади Метцгер шумно сглотнул слюну, я словно бы услышала, как шумно заполняется кровью пещеристое тело. Провокаторша фигова, как бы не попалась...

Вика они держали в маленькой затхлой каморке с грязным верстаком, на котором лежал распотрошенный труп рации в окружении ржавых, испорченных инструметов. Еще в комнате был грубо сколоченный топчан, накрытый ворохом отвратительно воняющих тряпок, служивший ему постелью. На скрип открывающейся двери он вскочил с лежанки и, скорчившись в три погибели, закрывая лицо, забился в угол.

- Еще не готово, еще не готово, но я исправлю, я клянусь, я все сделаю, еще немного и...

- Еще немного,и Метцгер скормит твои яйца скорпионам, - с грубым хохотом сказал охранник, - заходите леди.

Тут же он решил подкрепить свое приглашение шлепком по моей ягодице, но я, перехватив его руку, легонько нажала мизинцем под сустав. Попала, судя по тому, как начал баюкать отсохшую на время руку Следж. Все это сопровождалось дебильным смехом остальных работорговцев. Я перевела взгляд на Вика. Это был низенький полный человечек с лицом, покрытым кровоподтеками. Его и без того узкие раскосые глаза из-за побоев превратились в заплывшие щелочки.

- Что тебе нужно, прелестное дитя?, - вопросил меня Вик. Я моментально почувствовала к нему симпатию. Он был практически первым, кто не впивался взглядом в мое тело, а открыто смотрел прямо в глаза. К тому же, его голос, этакий хрипловатый баритон с ноткой печали, моментально обаял меня.

- Вы продали нашей деревне этот священный сосуд?, - обратилась я к нему, протягивая фляжку Волта 13.

Он принял ее в свои мягкие широкие ладони и внимательно рассмотрел, затем неторопливо наклонил голову:

- Да, я купил несколько таких у одного человека из Волт Сити.

- Волт Сити? Где это находится?, - жадно спросила я.

- Не все так быстро, - мягко остановил он меня, - сначала ты помоги мне.

- Это ты о том, чтобы вызволить тебя из рук Метцгера?

Вик только молча кивнул, не смея сказать это вслух. В уголках его глаз заблестели слезы. Он будто-бы весь осунулся и постарел в один миг.

- Я за этим и пришла.

Вик вздрогнул и поднял на меня неверящие глаза. В его взгляде читалась надежда.

- Первое: держи новую рацию взамен сломанной.

Вик принял прибор в дрожащие ладони и благодарно поцеловал мою руку:

- Спасибо, огромное тебе спасибо! Теперь я вмиг починю радио Метцгера. Как зовут то тебя, моя спасительница?

- Читса. Зови меня Читсой. Скоро я тебя освобожу. Могу ли я попросить у тебя одну вещь?

- Все! Все что угодно.., госпожа...

- Не называй меня так.

- Хорошо... гос... Читса!

Я подошла к верстаку и выбрала из груды валявшихся инструментов тонкую стамеску. Просунув ее в щель между верстаком и стеной, я отломила ее пластиковую рукоятку. Теперь у меня в руках был тонкий и недлинный железный штырь. Я аккуратно вложила его в пышную прическу, так, что со стороны его не было заметно, и вышла из комнаты, подмигнув Вику.

Меня уже ждал Метцгер, его глаза заинтересованно смотрели на меня:

- Ну и что сказал тебе этот старпер?

- Он сказал, что починил твое радио и оно работает как и прежде, - ответила я ему.

Это сообщение его заинтересовало, но он продолжал гадко улыбаться, глядя на мою грудь.

- Теперь ты его отпустишь, - спросила я его, не особенно надеясь на положительный ответ.

- Конечно нет!, - удивленно воскликнул Метцгер, - этот толстяк порядком вымотал мне нервы. Пусть сидит за решеткой, пока не сдохнет. Теперь его даже не нужно кормить.

Да-аа. Добрый дяденька. Придется пускать в ход самое страшное оружие – обаяние...

- А если я захочу его у тебя купить? Почем ты мне его уступишь?

Метцгер плотоядно ухмыльнулся, обнажив гнилые зубы в усмешке:

- Цену ты знаешь...

Ну этого я и ожидала. Соблазнительно проведя кончиком языка по верхней губы, я страстно прошептала:

- С удовольствием...

И тут он совершил страшную ошибку, облегчив мой план до уровня игры в жмурки.

Он проревел своим работорговцам:

- Пошли все вон! Метцгер будет трахаться! Кто будет подслушивать или подглядывать, того я подвешу за яйца на самом солнцепеке. Лучше сходите в “Дыру” и пропустите по стаканчику за здоровье одного моего приятеля, с которым я ее сейчас буду знакомить.

Работорговцы, которым осточертело сидение в душной комнате и перелистывание потрепанных номеров “Кошачьей Лапки”, радостно повалили из комнат. Метцгер, блудливо оскалившись, развел свои ручищи, намереваясь схватить меня, но я гибко вывернулась из его обьятий и погрозила ему пальчиком:

- А Вик?

- Да пусть идет к чертовой матери, драть его и ее во все дырки!

Я подошла к двери каморки Вика и отперла ее.

- Иди к церкви, найди там парня с кувалдой и костью в носу и скажи, что ты от Читсы. Ждите меня там.

Вик побежал к выходу, держа под мышкой мешок со своими инструментами. Я повернулась к Метцгеру и подошла к нему вплотную.

- А теперь....

Он подхватил меня, взвалил за спину и потащил в спальню. Там я стащила с себя верхнюю часть костюма Волта и предьявила Метцгеру на обозрение свою высокую изящную грудь с розовыми крепкими сосками. Метцгер, выпучив от возбуждения глаза, начал выпутываться из бронежилета, стаскивать с себя дробовик и полностью раздеваться. Закончив с этим, он опрокинул меня на кровать. Меня трясло от омерзения. Он терзал своими грязными пальцами мои нежную груди и обдавал меня перегаром. Я вытащила из волос стамеску и вонзила ему ее под лопатку. Удар пришелся прямо в сердце. Не издав и звука, Метцгер свалился с меня мешком брахминского навоза. С наслаждением плюнув ему в рожу, я подхватила свой костюм и оделась. Обшарив шкафы и одежду Метцгера, я вышла в главную комнату. Я отворила дверь, идущую в загон рабов. Ну и запах там стоял, покруче чем на брахминском пастбище... Истощенные, измученные люди, женщины и дети, зрелые мужчины и старики, все с надеждой смотрели на меня.

- Метцгер сдох, вы все теперь свободные люди.

Мнгновение они изумленно таращились на меня, затем начали несмело выходить из дверей. Там они убеждались, что это не очередное издевательство и ,радостно крича, выбегали вон. Повесив на плечо дробовик, я вышла из здания гильдии работорговцев. Бывшей гильдии...

В церкви Вик сидел рядом с Суликом и чинил его кувалду. Что-то там в ней слегка расшаталось после битвы с золотыми гекконами.

Первым делом я подошла к Ларе:

- Удалось, подруга?, - спросила она меня, уже зная ответ.

- Конечно!, - широко улыбнулась я, - Кстати, остатки банды Метцгера сидят сейчас в “Дыре” и пьют за его упокой. А ниже по улице стоит толпа голодных и рабов, которых Метцгер держал в заточении. А у тебя еще с очистки церкви лежит много лишнего оружия. Сложила два и два?

Лицо Лары осветила хищная усмешка. Я повернулась к Сулику и Вику.

- Ну, что, избавим Ден от рабства?

- С удовольствием, гос... Ой! Только дайте мне какое-нибудь ружьишко и я впаяю мерзавцам свинца под кожу. Но лучше бы я что-нибудь починил...

- Да... Косточка говорит это хорошее дело, мы и я согласны.

.........

- Так что ты там говорил про Убежище, а Вик?