fallout.ru

Ты

Tommyknocker


Ты когда-нибудь задумывался, что будет, если умрет человек? Неважно, от старости, голода, или передозировки свинца в организме. Будет ли он отравлен ядом, подкошен невидимой радиацией или вульгарно зарезан ножом-выкидушкой - это в конечном счете неважно. Смерть во всех ее обличьях мерзка и неестественна. В самом деле, буквально пару дней назад человек ступал по той же земле, что и ты, дышал тем же самым воздухом, его опаляло то же солнце. И вот ты продолжаешь все это делать, когда кто-то уже никогда не ощутит ни горячего дуновения пустынного воздуха, не слизнет каплю крови, выступившую из потрескавшейся от сухости губы, не услышит противного визга пули над собой и не расслабится, думая о вечном над каким-нибудь укромным барханом. Это совершенно неестественно, но ты знаешь, придет день и кто-то небрежно переступит через уже твое бездыханное тело, равнодушно вывернет полупустые карманы, сорвет с пояса потертую кобуру с любимым револьвером и разорвет в клочки ее портрет...

Постой, о чем это ты тут сам с собой рассуждаешь? Какой, к черту, портрет? Кто такая "она", про какой любимый револьвер идет речь? Последний револьвер был продан еще в Дене, последняя "она" свою любовь отдавала всем желающим и, что важнее для нее, кредитоспособным. Да и смерть... Твое отношение к ней весьма сильно поменялось за год странствий. Ты уже не ощущаешь тех мучительных угрызений совести, лишая противника его главной ценности -- жизни. Всегда можно найти себе оправдание. Со временем это даже входит в привычку, ты можешь сходу сочинить немало оправданий и аргументов в свою пользу. Только невесть от чего на душе становится слишком мерзко, когда еще одна кровавая зарубка появляется на твоей совести. Но все равно, цель оправдывает средства. Даже то, что ты собираешься совершить очень скоро, даже это оправдывается. Как ты и говорил, при надлежащей сноровке можно оправдать даже начало третьей мировой. И ты не сомневаешься, что человек, нажавший на красную кнопку, сделал это если не с удовольствием, то уж точно без особых моральных затруднений. Каждый из них свято верил, что создает новый и лучший мир. Ну и что? Чего они добились... Пустыня. Жаркая, смертельная, беспощадная. Солнце, укрытое черной пеленой людского страдания и горя. Мириады превратившихся в пепел живых существ, понятия не имеющих о высокой политике. Немногие уцелевшие спаслись в подземных бункерах. Я имею в виду, немногие из простых людей. Политиканы попрятались в убежища самыми первыми, будто крысы. И когда там, наверху, одна за одной вонзались в города ядерные ракеты, испепеляя все живое, когда не срабатывали противоракетные системы защиты, когда со спутников лазерами подрывались химические предприятия, когда над землей несся радиоактивный ветер, неся на своих крыльях крики боли и ужаса, эти трусы сидели за столами глубоко под землей и пили шампанское за успех операции. Они называли это именно так: операция. Ну не маразм ли? Поставив на Земле жирный ядерный крест, назвали все происшедшее "операцией". И кто знает, что являлось причиной войны? Была ли это нефть, столь щедро разливаемая ранее, или же опрокинутый бокал вина на приеме... Какая теперь разница. Былое не вернуть, а мир не повернуть вверх ногами, как бы тебе этого не хотелось. Скажи спасибо предкам, уничтожившим старый добрый мир. Это из-за них ты теперь шатаешься по бескрайней Пустоши, изредка набредая на остатки городов, не до конца уничтоженных прошлым. Это из-за них тебя опаляет солнце, из-за них мучишься жаждой и тошнотой. Из-за них твои волосы выпали еще когда ты был подростком, их наследство облучает, кусает и стреляет в тебя.

Мерзко, мерзко жить в этом мире. Еще тяжелее не имея собственной ниши, своего угла, неприкаянно мотаться от одного города к другому в поисках Грааля. Да, это твой Грааль. Твоя Темная Башня, как в той книге, найденной у одного торговца оружием. Половину страниц он из нее уже выдрал на различные нужды -- растопка, протирка оружия... До чего дошел мир -- оружие стало важнее книг. Ценят и берегут только книги по оружию, производству оружия и его ремонту. Но ты вовсе не являешься убежденным пацифистом, ха! Одно только перечисление тех средств для уничтожения себе подобных, какие ты таскаешь с собой, заняло бы немало времени. А каждый экземпляр ты не раз уже опробовал в действии. Так вот, Роланд из той книги тебе очень близок по духу. Зачитанная до дыр книга вот уже почти год лежит в твоем мешке, бережно завернутая в мягкую, превосходно выделанную кожу. Когда приходится заночевать засветло, ты с удовольствием перелистываешь ветхие страницы. Роланд как и ты, практически одинок, а тех друзей, которые оказываются волей случая рядом с ним преследует злой рок. Он тоже идет по следу едва видимой цели, чтобы ее достигнуть. Что будет дальше, не знает даже он сам... Ты тоже не знаешь, что тебе делать с Граалем. Может быть, когда ты вернешься с победой домой, это сокровище окажется уже ненужным, потому что ты слишком долго его искал. Время такая штука -- никогда не знаешь, сколько его прошло на самом деле и сколько еще пройдет. Возможно твой Грааль отлетит в сторону никчемным куском жести, а сам ты упадешь на колени, чтобы исторгнуть вопль страдания в небо. Ты будешь грызть твердую облученную землю и выть. Выть, осознав тщетность своих усилий. А бесполезная чаша Грааля будет валяться, раздавленная твоими же каблуками, в пыли. И с тоской понимая, что море крови и слез, пролитых тобой -- напрасная жертва, ты разорвешь свое горло руками, а вокруг столпятся укоризненно глядящие на тебя друзья, которых ты отправил в могилу. И никогда не будет тебе покоя ни в одном мире. Вечно ты обречен скитаться бесплотным духом, которому нет прощения.

Ты не хочешь думать об этом, правильно? Ты даже не позволяешь прокрасться таким предательским мыслям в твою голову. Правильно. С таким подходом к делу никогда не добиться нужного результата. Лучше вообще не задумываться о будущем. Жить только сегодняшним днем, проживая раз за разом "сегодня". Никаких "завтра". Хотя кое-что о "завтра" знать нужно: когда-нибудь ты найдешь Грааль и принесешь его домой. И все. И так же точно ты знаешь -- "сегодня" найти Грааль не удастся. Но где-то впереди, не важно, где именно, твой путь пересечется с ним. И, живя сегодня, нужно приближать "завтра" и в то же время заставить себя не думать об этом. Сложноватая задачка. Но ты обязан с ней справиться. Просто обязан.

О чем ты там говорил перед тем, как пуститься в долгую беседу с самим собой? Вообще, такие беседы случаются все чаще с того дня, когда Кэс разлетелся кровавыми брызгами под очередью того кретина из патруля Города. Кэс был последним корешем, с которым ты мог нормально поговорить и получить парочку мудрых советов. Сулик погиб, освобождая свою сестру из лап Метцгера. Как выяснилось, его сестры там не было. Кстати, ты до сих пор не хочешь признаться себе, что ты догадывался об этом, даже знал. Зато ты узнал местонахождение этого проклятого Города, куда тебя привел Вик. А что с Виком? Почему ты позволил ему пойти на разведку в пещеру рейдеров? Ты прекрасно знал, что старый механик обладает комплекцией бегемота и его же грацией. Не удивительно, что он моментально провалился куда-то, переполошив выстрелами всех бандитов. Зато ты получил возможность подкрасться к ним с тылу и ударить с наибольшей для себя выгодой. Что, разве не так было? Так... Еще одна жертва, принесенная на алтарь во имя Грааля. Ради этого ты бы совершил все, что угодно. И ты ведь собираешься это совершить. Принести еще жертв. Много жертв. Путь к Граалю, будь он даже залит кровью по колено, все-таки путь к ГРААЛЮ. И ты пойдешь по этому пути, если надо поплывешь сквозь кровь, не обращая внимания на руки, удерживающие тебя. Потому, что ты Избранный. Потому, что так надо. Потому, ЧТО.

Ты когда-нибудь задумывался, что случится, если умрет человек? Неважно, от старости, голода, или передозировки свинца в организме. Будет ли он отравлен ядом, подкошен невидимой радиацией или вульгарно зарезан ножом-выкидушкой -- это в конечном счете неважно. Важно лишь то, что будет после этого. В сегодняшнем мире прежде всего будет запах. Даже если кто-нибудь почует сладковатый удушливый аромат гниющего мяса, он даже не подумает предать земле тело несчастного. Какого черта? Все сантименты остались в далеком прошлом, сгорели в термоядерном аду. И вместо последней помощи нашедший труп прежде всего обшарит карманы, зажав свободной рукой нос и рот, успокаивая подступивший к горлу желудок. Если же мародер не обнаружит ни единого медяка, он произнесет первую и последнюю заупокойную, сплошь из нецензурной брани. Что делать? Культура тоже однажды вспыхнула ярким пламенем. Запах гнили неотступно преследует любого в этом мире. Это гниет цивилизация. Это гниет мир. Некому похоронить этот разлагающийся труп, ибо больше нет никого во вселенной, и зловоние не раздражает ничье восприятие. И мы все, как черви-трупоеды, упоенно копошимся в останках. Что делать? Есть такое слово -- "Родина". Если вдруг представится тебе случай поменять свой привычный мир на что-то иное, согласишься ли ты на это? Прохладный зеленый лабиринт лесов это будет, или штыки небоскребов большого города, гордо вспарывающие атмосферу, сделаешь ли ты свой выбор? Нет. Ты никогда не покинешь свою безжалостную пустыню, как бы жестока она не была. Просто ты уже врос в нее, сжился с обжигающим ветром, с раскаленными песчаными барханами, с редкими изувеченными радиацией растениями. Ты привык даже к постоянной угрозе смерти. Что такое смерть? Это прежде всего часть твоего мира, неотделимая от него, как и ты сам. Как бы парадоксально это не звучало, ты не отринешь смерть ради жизни. Потому, что и она вросла в тебя, сжилась с тобой. Вы как два сиамских близнеца -- беспомощны один без другого. Что делать? Так происходит с каждым. Или ты сливаешься со смертью, или ты вливаешься в нее. Выбирай. Убить, или быть убитым... Каждый сам за себя -- таков закон твоей пустыни. Тебе не выжить в другом мире, ты здешний. Другим мирам не нужны такие. Посмотри на себя -- что ты видишь? Пропыленный, обветренный человек. Слезящиеся от постоянного прищура -- то вглядываешься в даль, то прицеливаешься -- красные глаза, резко очерченные морщинами. Шелушащаяся кожа, не раз сожженная дотла солнцем, безволосая голова -- что поделаешь, радиация невидима. Руки, грубые, покрытые мозолями... Они привыкли сжимать оружие, сдирать шкуру с ценных ящеров и некоторых неразговорчивых врагов, знающих нечто ценное для тебя. Эти руки не умеют нежно провести по щеке любимой, ласково обнять. Зато они привыкли бесжалостно сворачивать челюсти и ломать ребра. На эти пальцы не надеть обручального кольца -- они больше привыкли к кастетам и энерго-кулакам. Твои ноги. Этому точно нет места нигде, кроме этого выжженного мира. Не кружиться в танцевальных па они предназначены, нет... Отмахивать бесконечные мили, не замечая тупой боли в мышцах. Разбивать буйные головы и бока монстров, превращать в кашу органы противников -- вот их истинная задача. Ты покрыт шрамами больше, чем прославленные ветераны прежних войн. Куда такому в лучшую вселенную? Занозой, соринкой в глазу ты будешь там. Твое место здесь, в Пустоши. Только здесь уместен хладнокровный взгляд убийцы. Только здесь нужна безупречная реакция, спасающая жизнь.

Так что не рвись в другие места. Слишком глубоко в тебя вьелась пустынная пыль и... кровь. Всюду, где ты будешь проходить, всюду Пустыня будет стараться вырваться из тебя, чтобы жадно впиться радиоактивной пастью в свежую плоть сущего. Ты будешь кровавым вестником горя и гибели всему живому. Лучше с честью закончи свой путь здесь, Избранный. Ты рожден в этом мире, ты рожден ДЛЯ этого мира. Ты рожден этим миром. Им тебе и суждено быть убитым. Настанет день -- и блестящая желтая гильза упадет на горячий окровавленный песок, с жадностью впитывающий твою жизненную влагу. И кто знает, из чьего ствола будет выпущен этот гибельный снаряд. Не из твоего ли?..

ВЫ когда-нибудь задумывались, ЧТО случится, если умрет ЧЕЛОВЕК?..