fallout.ru

11. Три хорошо удобренных куста


Небольшой совет тем, кто станет читать эти мемуары: если вам когда-нибудь придется прыгать в незнакомый портал, постарайтесь при этом не свистеть так, словно вы намерены разбудить покойника. Тут главное незаметность... можете мне поверить.

Поскольку в портал я отправился вперед ногами, то и появился из него точно так же, то есть упал в грязь спиной, пронзительно дуя в свисток. Ясмин наклонилась, вырвала свисток у меня изо рта и отчаянно зашипела:

- Тсс!

Я тотчас затих; прикинув, что бесшумно подняться из грязи у меня не получится, я просто остался лежать на месте, надеясь, что подо мной не зыбучий песок.

Или едкая трясина.

Или армия прожорливых муравьев.

Все это было в равной степени вероятно, поскольку я понятия не имел, куда меня угораздило вляпаться.

Картину окружающего мира заслоняли влажные от росы ветви деревьев, искривленные и перекрученные, с листьями, похожими на кинжалы. Тяжелые ветви обвивали космы зеленовато-седого лишайника, похожие на бледных толстых удавов, что, насытившись, лежат на деревьях, свесив хвост до самой земли.

Прохладный воздух был пропитан густым запахом тины, как на обычном болоте, только более сильным, чем на любом из болот, где я побывал. В этой влажной атмосфере распада не было никакого покоя, никаких опавших листьев, что мирно догнивают в черной грязи - казалось, что разложение здесь происходит настолько быстро и агрессивно, что если долго стоять на месте, можно не заметить, как сгниют твои сапоги.

Поразмыслив, я счел подобную перспективу не такой уж плохой: должно быть, забавно почувствовать, как разлагается твоя одежда. Это, наверное, даже щекотно. Но у меня не было времени ждать, когда гниение примется за дело, потому что где-то справа послышался шепот Иезекии:

- Они идут, вон они.

- Они услыхали наши долбаные свистки, - гневно промолвила Мириам.

- Всего лишь одно заклинание... - начал Уизл

- Никаких заклинаний, - оборвала его Ясмин, - мы все в пыли.

- Тогда мы должны сразиться. - Это был голос Кирипао, что, впрочем, не удивительно. Наш эльфийский монах начинал меня беспокоить. Импульсивность - это еще куда ни шло, но его вечная жажда боя доставит нам массу хлопот, если мы не научимся его сдерживать. Интересно, из какого он религиозного ордена? Все монахи, которых я встречал до Кирипао, отличались завидным самообладанием и вступали в бой лишь тогда, когда обстоятельства не оставляли иного выхода. И уж, во всяком случае, они не бросались в драку, даже не пытаясь решить дело миром.

Однако, я не мог тратить время на размышления о брате монахе, поскольку настала пора встать и посмотреть в лицо новой опасности, что выпала на наши головы. Грязь оказалась против, но она была не настолько глубокой, чтобы мне помешать, и через три или четыре секунды, я вырвался и обрел, наконец, вертикальное положение.

Мы находились на небольшом возвышении, посреди топей, раскинувшихся, покуда хватало взгляда. Хилые деревца торчали везде, где позволяла твердая почва, но в основном поверхность земли была покрыта водой, затхлой и тошнотворной, собравшейся в черных заводях. Оглядывая окрестности, я заметил, как по поверхности ближайшего омута побежали круги. Нечто белое и бесформенное поднялось из его глубин, резко втянуло воздух и вновь скрылось в непроглядных водах.

- Кто это такие? - прошептал Иезекия.

Спрашивал ли он об этой белой твари в воде? Нет, его внимание было сосредоточено совсем в ином направлении. Я проследил его взгляд... и увидел десяток бесшумно приближающихся к нам сгустков мрака. На короткое мгновение, когда один из них проскальзывал по земле, свободной от тени деревьев, я различал очертания тощего существа, похожего на живого скелета - скелета с маленькими перепончатыми крылышками, оканчивающимися грозными когтями. Затем он сливался с тенью очередного дерева и исчезал, растворяясь во тьме, так что даже глаз Сенсата его едва замечал.

- Кто-нибудь знает, что это за существа? - прошептал я.

- Умбралы, - ответил Кирипао, - близкие родичи демонов тени. Умбралы похищают души и продают их за большую цену.

- Чтобы украсть наши души, - сказал Иезекия, - им не обойтись без магии, верно? - Он достал мельницу и многозначительно постучал ей по ладони.

- Используйте пыль с умом, уважаемый Простак, - предупредил его Уизл. - Известно, что умбралы живут только на Нижних Планах; а раз уж мы на одном из них, не в наших интересах привлекать внимание здешних Сил. Они могут решить захватить мельницу себе.

- Но ведь на Пауке, - напомнил я, - ты сказал, что боги оставят мельницу в покое, потому что не рискнут настраивать против себя других богов?

- Так поступит любой здравомыслящий бог, - подтвердил гном, - однако, Нижние Планы это множество мелких владений, каждое из которых находится под властью отдельного божества. Все имеющие вес боги сразу поймут, что разумнее проявить осторожность; но ведь есть еще масса мелких божков, причем многие из них совсем ненормальные. Если эта земля принадлежит одному из сумасшедших богов, мы должны постараться не привлечь к себе его внимания.

- И все равно будь готов, - сказала Иезекии Ясмин. - Эти твари лезут все ближе.

Умбралы были уже в пятидесяти шагах - так близко, что я различал блики на их острых зубах. Такими зубами можно запросто рвать глотки, и мне не хотелось, чтобы расстояние между ними и моей шеей сократилось еще хотя бы на самую малость.

- Все, хватит! - прокричал я. - Стойте, и мы поговорим.

Существа даже не умерили шаг. Они понимали, что численное превосходство на их стороне; у них не было никакого оружия, но, имея такие зубы и когти, можно убивать не хуже, чем тесаком. Я вынул рапиру и стал ждать. Последние два десятка шагов умбралам придется карабкаться по склону. Высота давала нам преимущество, и я хотел использовать его в полной мере.

У подножья холма тени остановились... наверное, осознали, что наскоком нас не одолеть. Или же у них было что-то на уме. Один из них скользнул в жирную тень дерева и вытащил нечто из черной сумы, висевшей у него на поясе. Умбрала почти не было видно, не говоря уже о небольшом предмете в его руках; а коль скоро враг начинает действовать скрытно, самое время нанести упреждающий удар.

- Там, внизу, под деревом, - сказал я Иезекии. - Ну-ка, врежь гаду.

Иезекия крутанул ручку мельницы, выдав напор, не хуже чем Главный Фонтан Сигила. Белая пыль окатила демона с головой, ясно обозначив его очертания, и мы увидели, что он скрючился над черной мерцающей сферой, что-то монотонно напевая. Поток пыли не прервал его попытки произнести заклинание - это сделал огонь. В яростной вспышке тело умбрала превратилось в белое солнце, заставившее приятелей демона с пронзительным визгом прикрыть глаза. Через долю секунды существо обратилось в пепел, и сфера с глухим стуком упала на землю.

- Ну, теперь-то поговорим? - предложил я.

- Поговорим, да-сс, - свистящим шепотом ответил один из умбралов. Он неистово тер глаза, пытаясь восстановить зрение после ослепляющего возгорания своего товарища. - Мы любим поговорить. Очень дружессственные умбралы, да-сс.

Ясмин с отвращением фыркнула.

- Главное в дипломатии, - проворчала она, - это привлечь внимание.


* * *

Судя по всему, только одно из существ было способно общаться; остальные попросту пялились на нас своими огромными, ввалившимися глазами, сжимая и разжимая кулаки, как будто им не терпелось вцепиться нам в шкуру. Я обратил внимание, что Кирипао делает то же самое, словно намереваясь проломить пару умбральских голов. Тем не менее, он сдержался, и я заговорил с предводителем демонов.

- Нам не нужны никакие проблемы, - обратился я к их главному, - мы просто хотим вернуться домой.

- Вернутссса куда?

- В Сигил. Здесь есть поблизости порталы?

- Поблизосссти. Порталы-сс. - Умбрал поскреб когтем подбородок, сделав вид, что всерьез задумался над вопросом. - Нет здесссь порталов.

- Он лжет, - раздраженно сказал Кирипао. - Порталы есть в центре каждой умбральской деревни.

- Нет, нет, - поспешил добавить говоривший. - Мы очень бедные. Ссовссем без портала-cс.

- Где-то тут должны быть другие деревни, - предположила Мириам.

- Не дружессственные деревни. Злые, жадные тени. Хотят украсссть ваши души.

- А вы разве нет? - проворчала Ясмин.

- Ссс'ссоп молодой, - пожал плечами умбрал. - Импульсссивный. Не дружессственный, как мы. - Он неубедительно улыбнулся и шагнул на холм. Иезекия пригрозил ему мельницей, и тот быстро отступил.

- Если не знаете, где найти портал, - заключил я, - то нам больше не о чем говорить. Проваливайте.

- О! - встрепенулся главный. - Я вссспомнил. Портал, да-сс. Портал в Сссигил.

- Какое совпадение, - буркнула Ясмин.

- Да-сс, превосссходный портал, - продолжил умбрал. - Недалеко.

- Портал в Сигил? - возбужденно переспросил Иезекия

- Превосссходный, чиссстый портал. Как раз для вассс. Можем отвесссти.

- Это ловушка, - шепнул Кирипао.

- Ни за что бы не подумала, - сказала Ясмин.

- Даже если это ловушка, - мягко промолвил Уизл, - нам стоит принять их предложение.

- Ты что, блажной? - поперхнулась Мириам.

- Мне кое-что известно об умбралах, - пояснил Уизл. - Это жадные существа. Им не терпится заключить наши души в свои сферы. Если мы попытаемся их отогнать, они непременно на нас нападут.

- Мы будем драться, - ответил Кирипао.

- Их больше. Если они победят, наши души будут навечно упрятаны в камни, и мы никогда не достигнем праведной смерти. - Уизл содрогнулся и продолжил. - Даже если нам удастся справиться с ними, потерь не избежать все равно... и я не думаю, что кто-либо из нас захочет погибнуть на Нижнем Плане. Редко когда можно найти спасение из этих мест, даже в смерти - нас просто возродят в оболочках неразумных порождений зла.

Кирипао уставился на гнома, прищурившись.

- Ты хочешь отправиться с этими тварями, потому что боишься сражаться.

- Уважаемый брат, - ответил Уизл, - почему бы нам ни прогуляться с ними, пока не выпадет более удобный случай для бегства? Здесь мы слишком беззащитны. Нам некуда скрыться.

Гном был прав: курган давал преимущество за счет своей высоты, но при этом мы были как на ладони. Из рассказов отца я хорошо помнил, что топи на Нижних Планах - места крайне недружелюбные, где полно змей, хищных тварей, состоящих из ила и тины, и растений, что могут в любой момент задушить тебя своими ветвями. К чему торчать на открытом месте, когда в этой болотной грязи столько опасностей? Кроме того, мне хотелось как можно скорее убраться прочь от портала - ветхой каменной арки, поросшей клочками мха - поскольку стоит Риви найти свисток, чтобы открыть врата, как на этот план в поисках мельницы ринется целая армия умертвий. К тому времени, когда это произойдет, нас уже должен и след простыть.

- Ладно, - сказал я умбралу. - Веди нас к своему порталу. Но только без фокусов.

- Фокуссов? Фокуссссов? Никаких фокусссов с друзьями. Клянуссссс.

Почему-то меня это не убедило.


* * *

Мы держались от демонов на расстоянии, отпустив их вперед шагов на тридцать.

- Смотрите в оба, - сказал я всем, как будто кто-то нуждался в напоминании. - Важно не упустить момент, когда появится шанс сбежать. И опасайтесь ловушек.

- Каких ловушек? - переспросил Иезекия.

Я похлопал его по плечу.

- Любых. Надо опасаться любых ловушек, не так ли?

Легко сказать. Вокруг постоянно что-то трещало и шелестело, в топях было полно трясин, а в кустах - ядовитых шипов. Для умбралов здесь был дом родной: они знали, куда ступать можно, а куда нельзя; какая змея безобидна, а какая бросится, стоит лишь подойти. Всего этого мы знать не могли, и поэтому каждый шаг по тропинке в грязи сказывался на моих нервах огромным напряжением.

Проходя мимо каких-то цветов, я почувствовал, как от их запаха у меня кружится голова... Что это, опасные испарения или такой насыщенный аромат? А этот треск справа? Схлестнувшиеся на ветру ветви деревьев или какое-то чудовище точит когти? Каждый круг на воде... каждая капля росы, упавшая с ветки на голову... каждое насекомое, прожужжавшее рядом с ухом... мы дергались по любому поводу. Кирипао отмахивался нунчаками от каких-то неведомых призраков; раз или два в минуту Ясмин пронзала мечом кусты, не объясняя, что ей там показалось; даже Иезекия был на взводе и вскрикивал от каждого всплеска или кваканья лягушки.

Мои нервы были на пределе, как и у моих друзей, но я старался сконцентрироваться на умбралах, не давая болоту себя запугать. Демоны, судя по всему, были в отличном настроении и болтали между собой на языке, который состоял из свиста и разных жестов. Время от времени они смеялись и своим сиплым смехом напоминали мне загнанных псов. Если они и приготовили нам какие-то "фокусссы", то сейчас, очевидно, поздравляли себя с тем, как ловко у них все задумано.

Под непрерывное хихиканье умбралов мы миновали дюжину заводей. Спустя примерно час пути деревья проредились и земля стала еще болотистей, а впереди, на расстоянии лиги показалась самая настоящая река, примерно в десять шагов шириной. Стараясь получше ее рассмотреть, я чуть не упустил одну важную деталь прямо у себя под носом - умбралы перестали смеяться.

На самом деле они вообще замолчали - не стало ни свиста, ни сложных жестов, из которых состояла их речь. Умбралы сложили и плотно прижали крылья к телу, перейдя на осторожный шаг и ступая осмотрительно, словно кошки, выбирающие дорогу в грязи. С чего бы это? Приложив палец к губам, я сделал всем знак остановиться и внимательно осмотрелся.

Вокруг не росло ни единого деревца, однако, тропа пролегала через невысокие заросли чего-то, с виду похожего на крапиву или лопух. В это самое время умбралы проходили мимо трех кустов, что выделялись среди остальных своим ростом, пышностью и немного красным окрасом листьев. Демон, который шел впереди, неотрывно наблюдал за кустами; его шаги стали предельно осторожными. Очевидно, наши "дружессственные" проводники намеревались миновать эти растения как можно тише... Поэтому я из чистого интереса вынул свисток и изо всех сил засвистел.

Все три куста взорвались несметной тучей белых шипов, что со свистом вспороли воздух. Демонов скосило как пшеницу, угодившую под тысячи крошечных кос. Частицы тьмы, вырванные из их тел, разметало по стоявшим позади камышам; вся зелень за ними покрылась черными каплями.

Растерзанный главарь группы упал, не издав ни звука. Шедшие сзади, частично заслоненные своими товарищами, не погибли, но хрипло завизжали, когда шипы впились в их тела. Им не стоило этого делать. Звук заставил кусты выпустить второй залп, и новый град снарядов прошил призрачную плоть, призрачные крылья и призрачные глаза. Изрешеченные тела умбралов упали на землю, как побитые молью одежды.

- Скорее! - прокричал Уизл. - Бежим к ним! Надо исполнить нужный посмертный обряд.

- Что за блажь, - осадила Ясмин. - К этим кустам и близко не подойдешь.

- Так надо! - настоял Уизл. - Свистите, уважаемый Кэвендиш, свистите! Не могут же растения стрелять вечно.

И гном оказался прав - боезапас у кустов был ограничен. Когда я снова дунул в свисток, ответный залп был слабее двух первых. Еще три свиста - и кусты вовсе иссякли. Я свистнул еще пару раз, на всякий случай, но Уизл уже вовсю подгонял Ясмин к растерзанным телам демонов.

- Без посмертного обряда никак нельзя! - не унимался он.

- Упокоенные, - проворчала Ясмин, состроив мину. И все же она устремилась по грязной тропинке, поторапливаемая Уизлом:

- Быстрее, быстрее!

Остальные побежали за ними, недоумевая, что могло вызвать у гнома такую тревогу. Неудивительно, что он был в курсе похоронных традиций умбралов - Упокоенные изучили все разумные формы жизни в мультивселенной для того, чтобы знать, как кого хоронить. С другой стороны, после знакомства с Уизлом я видел много смертей, начиная со Сборщиков, сгоревших при взрыве гиганта, и заканчивая Фоксом и всеми теми, кого мы убили в Стеклянном Пауке; но при этом наш гном не стремился никому оказывать посмертные почести. Он даже не помолился за упокой Уны... так откуда эта забота о тварях, которые к тому же пытались нашпиговать нас при помощи каких-то растений?

Не успела Ясмин добежать до ближайшего демона, как Уизл потребовал опустить его на землю. Не теряя ни секунды, он сунул руку в суму убитого и вытащил из нее темный шарик размером с грецкий орех - точную копию той сферы, с помощью которой умбрал у портала пытался украсть наши души. Подняв в руке сферу, Уизл воскликнул:

- Приди, о желанная, в свой...

Ясмин зажала ему рот рукой.

- Никакой магии, Уизл! Ты весь в пыли - это слишком опасно.

- Это не магия, уважаемая Служительница. Я просто взываю к душе, которая, наверное, еще обретается около этого тела.

- Как это не магия? Вспомни, как сгорел тот умбрал.

- Он пытался похитить душу против нашей воли; для такого действия нужна магия. Однако показать душе, что у нас есть вместилище, куда ей можно вселиться, - это не магия. Душа сама решит, входить или не входить в камень.

Это объяснение, похоже, не убедило Ясмин, но, тем не менее, она позволила Уизлу продолжить.

- Приди, желанная, в свой дом. Просторные чертоги приготовлены для тебя. Живи в них и радуйся.

В темноте сферы дрогнула ниточка света. Тонкие молнии затрепетали в ее глубине: раз, другой, и вдруг весь шар расцвел темным багрянцем. Лицо гнома озарилось мягким фиолетовым сиянием, и он улыбнулся:

- Вот и хорошо. Вот и славно.

Неожиданно он небрежно сунул мне сферу.

- Держите, уважаемый Кэвендиш. Умбралы продают души... Так же поступим и мы. Такова справедливость.

И он поторопил Ясмин отнести его к следующему телу.


* * *

Девять сфер, сияющих фиолетовым светом. Девять умбральских душ, уместившихся внутри странных камней.

- Неплохой улов, - одобрительно произнес Кирипао.

- Ты что-то знаешь об этой торговле душами? - спросил я.

- Немного, - кивнул он. - Это известная форма коммерции здесь, в Карцери.

- Ты считаешь, мы в Карцери?

- Эти растения, - Кирипао указал на стреляющие шипами кусты, - называются стрелозубами. Прежде я их не видел, но слышал рассказы о том, как они... удобряют для себя почву. Растут они только в Карцери, на болотистом слое Отрис.

- Чудесно, - выдавил я.

- А что это за Карцери? - поинтересовался Иезекия.

- Один из Нижних Планов, - объяснила ему Мириам. - Владения абсолютного зла, и хаоса для уюта.

- Как же нам отсюда выбраться? - спросил парень.

- Для начала надо найти деревню умбралов. - Ответ пришел от Уизла, который лежал на груди последнего демона и катал в ладонях камень душ. - Как заметил уважаемый Кирипао, каждая их деревня выстроена вокруг портала. Если повезет, врата выведут нас туда, где не будет столько враждебности.

- Зато, войдя в деревню умбралов, мы получим враждебности по самое не хочу, - сказал я. - Эти ребята захотели отнять наши души, едва нас увидев, и я не думаю, что их семьи обрадуются смерти своих родных.

- Умбралы жестоки, - ответил Уизл. - Им нет дела до своих сородичей, и они не станут горевать по умершим. Единственное, до чего им есть дело, это... - Он поднял светящийся камень душ.

- Ну, раз так, то едва мы зайдем в деревню, как они тут же запишут нас в Книгу Мертвых, чтобы забрать наши камешки.

- Нет, уважаемая разбойница. Умбралы мало уважают обычаи, но торговля душами занимает в их жизни главную роль. Если мы представимся как торговцы с товаром на продажу, - он снова указал на камень, - они встретят нас как своих гостей. Мы займемся формальным обсуждением условий торговли, и пока не будет заключена сделка, они обеспечат нам кров, еду и чистую воду.

Как только он произнес слово "еда", в животе у меня заурчало. С тех пор, как мне довелось поесть, прошло не так много времени - поразительно, ведь мы покинули Сигил всего три часа назад, - а я уже успел проголодаться... Есть ли в этих болотах на Отрисе что-нибудь съедобное? Вполне может быть. Но нам страшно повезет, если мы это найдем. Никто из нас раньше не жил в дикой местности. Кирипао немного знаком с этим планом, но не узнал кусты стрелозубов, пока те не стали стрелять. Нет ничего хорошего в том, чтобы лазать по болотам в поисках пищи, стараясь не превратиться в нее самому.

- Ты уверен, что умбралы нас не убьют? - спросил я Уизла.

- Они вырвут нам глотки сразу, как завершится торговля, - ответил он, - но до этого будут проявлять самое радушное гостеприимство. Такие уж они есть. Умбралы не знают чести, в нашем понимании слова, но пока есть место сделке, они само дружелюбие.

- Как и половина торговцев с Большого Базара, - добавила Мириам.

Она начинала мне нравиться.


* * *

Мы продолжили путь по тропинке в прежнем направлении. Ничто не гарантировало, что она приведет нас к деревне умбралов, однако дорога выглядела довольно исхоженной. Кроме того, она шла к реке, и это было хорошим знаком: даже в Нижних Планах принято селиться ближе к воде, которую можно использовать как для питья, так и для путешествий.

Через час, когда мы, наконец, добрались до реки, стало очевидно, что пить из нее воду небезопасно. Она была не просто темной, а черной, с жирным, масляным глянцем; казалось, такая вода может лишить цвета все, что коснется ее поверхности. В воздухе витал запах серы, который шел, скорее всего, от воды, или может быть от клубящихся обрывков тумана, висящих там и тут вдоль по течению реки.

На наших глазах из дымки показалась черная лодка. Она двигалась так неспешно, что у нас было довольно времени рассмотреть странные рисунки на ее носу - несколько рядов лиц, среди которых были и человеческие, исполненных глубокой, невыразимой тоски.

Постепенно лодка вышла из тумана настолько, что мы увидели лодочника: он был худ, как скелет, и кутался в балахон, капюшон которого не скрывал его лишенного плоти лица. За ним, на скамье сидел человек. Это была женщина; ее руки покоились на коленях, а глаза были зашиты грубой черной нитью. Несмотря на то, что лодка покачивалась из-за течения, женщина была неподвижна... как будто она не сидела в ней, а скользила вперед по воле сил неизвестного рока.

Это была Уна ДеВэйл. Ее душа. Призрак умершей.

Она не обратила на нас внимания, когда лодка медленно проплыла мимо; но перевозчик на миг обернулся - безжизненные глаза на лице скелета. Затем лодка вошла в очередное туманное облако и исчезла, не оставив на воде ни следа.

- Это река Стикс, - произнес Кирипао.

Долгое время мы шли молча.


Rambler's Top100 Service