fallout.ru

Пустая душа


...Бегство, бегство сквозь тьму, сквозь ужас, сквозь боль.

Боль. Единственное знакомое ему чувство, которое не покидало его сознание даже на несколько мгновений, он свыкся с ней, словно та была частью его... он почти видел ее, сияющим ореолом окружающую все вокруг, и только благодаря силе, которую он черпал из этой ауры боли, страха, и отчаяния, он все еще был жив.

Крики... вопли, звуки настигающей погони и усиливающаяся боль, и сила, восстающая в глубинах его сознания. Он почти летел и чувствовал, что в этот момент может сотворить все, что угодно. Эта сила пульсировала в его венах, кровь разгоняла ее по телу приятной отрезвляющей, успокаивающей волной. Он чувствовал себя частью этой силы, и одновременно понимал, что она - часть его, заключенная где-то внутри неимоверная энергия и мощь, способная сокрушить любого, кто встанет на его пути. Если бы только он мог использовать эту мощь!

...Знакомый переулок, вверх по водосточной трубе, прыжок вниз - в телегу, груженную мешками с гнилой капустой, снова вверх, на этот раз по неровной крыше осыпавшегося дома, черепица выскальзывала из-под ног, и с противным скрежетом царапая каменные стены, падала во тьму...Вниз, по лестнице, - звуков погони почти не слышно, неужели оторвался?.. Свист спущенной тетивы; стрела, высекая искры из осыпавшегося известняка стены какого-то крысятника, пролетела у самого края его головы, легким порывом качнув в сторону шевелюру серебристо-белых волос, сияющим ореолом окружающим темно-красное лицо с сосредоточенными золотыми глазами. В мире, где любая странность - повод для насмешек и издевательств, быть ненормальным, в понимании тех людей, которые живут в богатых особняках у самой набережной, значит быть мертвым. Особенно когда в твоих жилах течет пылающая демоническая кровь.

...Разбежавшись, он оттолкнулся от вертикальной стены, и, кувыркнувшись в воздухе, перелетел через противоположную стену ветхого дома с провалившейся крышей, приземлившись на груде грязного тряпья. Не дожидаясь, пока патруль догонит его, он выпрыгнул из дома, сбив с ног обомлевшего нищего, стоявшего у входа, алой молнией проскользнув в тихих переулках, где было слышно лишь топанье крысиных лапок и шум падающей с верхних этажей капель воды, он затерялся во тьме... в своих владеньях, которые знал только он, и, может, еще несколько таких же отчаявшихся изгоев, отринувших мир, где даже самый богатый человек не может позволить себе одиночество...


...Капанье воды, тихое, размеренное, успокаивающее, и топот крысиных лапок, - хорошо, крысы вкусные и сочные, их кровь теплая, насыщенная жизнью которую так хочется впитать в себя, поглотить...

Его звали Энейер, он повторял это имя несколько сотен раз в день, пока она не превращалось в бессвязное мычание похожее на транс священника, узревшего откровение своего бога. Очень важно было не забыть свое имя, не потерять его во тьме вместе со всем остальным, что ушло туда, и не вернулось.

Сидя у края огромной лужи, натекшей в заброшенный зал какого-то дворца, - во всяком случае Энейеру огромное здание с кучей обвалившихся колонн всегда казалось дворцом, - он прислушивался к капанью воды и вспоминал свою недолгую жизнь, просто чтобы скоротать долгие одинокие часы и не отдать воспоминания тьме...


-...Лови! - Слепой засмеялся, обнажив кривые желтые зубы, и бросил сотканные из кусков старой одежды мяч в нетерпеливо стучащего ногой по земле Энейера. Тот легко перехватил мяч и бросил его обратно старику. Слепой с ужасающей точностью перехватил мяч, и Энейеру, как всегда, показалось что слепота - большой розыгрыш, а старик на самом деле отлично видит, просто слепым быть гораздо выгодней, чем просто хромым... Но нет, тугая повязка, прикрывавшая выжженные рукою городских стражей глаза, все еще была на месте, а через нее не смог бы ничего увидеть даже зрячий.

- Неплохо! - похвалил Слепой то ли Энейера, то ли себя и бросил мяч обратно; они еще некоторое время перебрасывались грубым свертком тряпья, играя и смеясь.

Энейеру нравился Слепой, у него не было имени, вернее, было, конечно, но он не открывал его всем подряд, наверное, он хотел отбросить в прошлое человека, которым был, так иногда Энейер пытался отбросить самого себя, но это было сложнее, чем вырвать собственное сердце из груди, орудуя одной чайной ложкой.

Воспоминанья... все это было до того, как Слепой случайно коснулся головы Энейера, и нащупал на ней небольшие прямые рога чуть изогнутые на конце, до того, как Энейер нашел его труп в одном из темных переулков Блошиного Рынка - самого бедного района портового города Ласкан.


Камбион. Это слово всегда притягивало воображение Энейера, с тех пор, как он нашел в старой библиотеке книгу об экзотических расах Фаеруна, пытаясь определить, кто же он, Энейер не проводил больше ни дня без чтения этого огромного фолианта. Он давно уже выучил его наизусть, но все равно каждый раз открывал его в неверном свете луны и читал вслух:


"Камбион - чрезвычайно редкий гибрид эльфа и демона (ультрапланарного существа с нижних планов), камбиона можно было бы назвать аналогом тифлинга (гибрида человека и демона) если бы не ряд отличий, среди которых: высокая сопротивляемость к магии, сильная личность и воистину дьявольская сообразительность".


"Я - камбион". Энейер определил это не столько по острым эльфийским ушам, серебряно-белым волосам, темно-красной коже и отливающим серебром рогам, сколько по странному чувству сжатой в нем силы, которая может выжечь все вокруг вместе с ним. Он чувствовал в себе частицу адского пламени, палящего его изнутри, сжигающего его душу и оставляющего на ее месте жажду, неутолимую жажду крови.

Пустая душа, выгоревшая изнутри...

Сегодня ему приснился сон, кошмарный сон, который посещал его каждый раз, когда жажда крови становилась невыносимой, и тело, дрожа и извиваясь, покрывалось холодным липким потом, жажда убийства, жажда разрушения, жажда демона...

Он видел себя стоящим на горе черепов - острове в кровавом море, волны которого, переливаясь алыми оттенками на солнце и разбиваясь об острые края костяного острова, обдавали его брызгами теплой крови красными каплями, впитывающимися в его одежды.

Пустая душа, выгоревшая изнутри... тихое капанье воды скрыло в своем приятном журчании шаги приближающейся к спящему камбиону группы людей, одетых в темные бархатные капюшоны.

- Он спит? - спросил самый высокий из "балахонников", озабоченно склонившись над Энейером.

- Да, архимаг, - проговорил человек в темно-красном плаще, единственный, чье лицо не было скрыто капюшоном. На лбу темно-красного был вытатуирован белый человеческий глаз со странно расширенным зрачком. - Похоже, его одолел очень сильный сон, но если вы все же боитесь, что он проснется, у меня есть несколько заклятий, с помощью которых я заставлю его уснуть еще крепче.

- Не стоит, Мастер Иллюзий, - отмахнулся архимаг, зачарованно рассматривавший лицо Энейера, - подумать только - настоящий, живой камбион. Какое все-таки счастье, что мы отыскали его раньше этих чертовых колдунов башни!

- Да, архимаг, и в этом только ваша заслуга, - поклонился зеленый балахон.

- Ерунда, Мастер Созданий, мы все хорошо поработали, - архимаг позволил себе расслабиться, и улыбнуться, - ну, хватит стоять тут и попусту сотрясать воздух. Где мешок?

Энейер не проснулся, даже когда мягкий черный мешок упал на его голову...


Rambler's Top100 Service