fallout.ru

Начало пути


…Энейер с силой вогнал кривую саблю в кожаные ножны, украшенные черными опалами, и окинул прощальным взглядом город, который он долгое время называл своим домом. Ласкан - с высоты окрестных гор портовый город был виден как на ладони: отливающая серебром жемчужина центральных районов богачей и храмов, чьи высокие шпили, блестя золотом, вздымались на десятки метров, покрытая черным кантом нищенских кварталов, где прошло детство Энейера. Бледно-розовое в лучах заката море разбивало волны о выложенные белым камнем набережные; его прощальные лучи отражались от куполов величественных дворцов, солнечным зайчиком играя на гигантских витражах богатых купеческих домов, перетекая по ним будто волны другого, искрящегося моря света и тени.

Глядя на все это великолепие, Энейер равнодушно теребил пальцами рукоять меча, задумчиво вглядываясь в горизонт, где огромный шар розового солнца уже наполовину скрылся в водах переливающегося в его лучах серебристыми волнами моря. Он знал, что уже никогда не сможет назвать этот город своим домом. Ласкан остался позади, а он все еще двигался вперед, тщетно пытаясь найти свою судьбу.

Годы изнурительных тренировок и работы на орден Сияющего Пламени пролетели как один миг. Небольшая группа магов, несогласная с политикой магов Ласканской Башни-Плаща, была неимоверно счастлива заполучить камбиона. К сожалению, магических способностей, помимо врожденных, у Энейера маги Сияющего Пламени не обнаружили, что не помешало им выдрессировать худого мальчишку, большую часть жизни прятавшегося от патрулей городской стражи в нищенских районах города, и сделать из него воина-кенсаи - бойца, способного слиться со своим оружием в единое целое, стать частью энергии кй, дающей живому существу божественную силу.

Десять лет он выполнял поручения ордена Сияющего Пламени, пока однажды не понял - это не его жизнь и не его предназначение, пустая душа не может обрести покой. Тогда он решил уйти, - в то время он полностью возвратил все долги ордену, и даже более. Благодаря его трудам небольшая группа магов-изгоев превратилась в заметную силу на Севере, обрела богатство и уважение.

- Ты действительно хочешь уйти? - спросил у него архимаг Тенеру, когда Энейер впервые сказал ему о своем намерении. - Ну что ж, это твое право, сейчас мы уже сможем обойтись без тебя, хотя твои услуги и были полезны… а иногда неоценимы.

- Да, архимаг, - кивнул Энейер, - я благодарен вам за помощь, но я отплатил свой долг сполна, меня больше ничего не держит здесь…

- Поступай как знаешь, - пожал плечами архимаг, - но знай - здесь, в ордене, ты уважаемый и известный боец, но там, - архимаг взмахнул рукой в сторону окна, - ты будешь никем. Я уверен, ты не забыл свою прошлую жизнь, полную боли и отчаяния, ведь это может повториться. Над тобой будут насмехаться и ненавидеть из-за твоего происхождения и завидовать из-за твоих способностей. Ты ищешь понимания, но там ты его не найдешь…

- Я не ищу понимания, архимаг, я ищу покоя.

- Покой - только в смерти, поверь мне, мальчик. Ты молод даже для человека, а для камбиона твои двадцать пять - вообще не возраст. Боюсь, ты все же найдешь свой покой, погибнув от руки какого-нибудь глупца. Ты мог бы еще многому научиться. - Архимаг вздохнул и сложил руки на коленях. - Но вижу, твой выбор ясен. Прими мое благословение и знай, ты остаешься членом ордена независимо от того, останешься ты или уйдешь; ты волен вернуться, когда тебе будет угодно, тебе здесь всегда рады, и волен просить помощи у других членов ордена Сияющего Пламени.

- Благодарю вас, архимаг.

- Иди же, Энейер, - проводил его взмахом руки Тенеру, - найди свою судьбу.


…Солнце послало последний, зеленый луч, волной пробежавший по стеклам засыпающего города. Энейер развернулся и начал спуск, легко перепрыгивая с камня на камень, в изящном падении с высокого склона каменной гряды, окружающей с востока портовый город Ласкан. Босые ноги скользили по влажным холодным камням. Энейер не носил обуви; мозолистые, тренированные ступни не нуждались в ней, к тому же босиком он чувствовал себя гораздо свободнее и уверенней, чем в неудобных сапогах.

Спустившись с каменного взгорья, Энейер перешел на бег, мышцы работали как бешеные, и он с огромной скоростью несся через лес, просто чтобы проверить, каков предел его возможностей. Ночь окончательно вступила в свои права, когда Энейер, тяжело дыша, вышел на тракт - широкую дорогу, протоптанную ногами десятков тысяч путников. Остановившись, чтобы передохнуть, он присел на округлый придорожный камень, подняв покрытое липким потом лицо к звездному небу. Он долго сидел неподвижно - наслаждаясь приятным теплом, разливающимся по всему телу.

- Эй, путник, огоньку не найдется? - хрипловатый голос, неожиданно прозвучавший откуда-то сзади, заставил Энейера подскочить от неожиданности. Кляня себя за то, что не услышал приближение незнакомца, Энейер резко развернулся, искренне надеясь, что незнакомец не разглядит в темноте короткие острые серебристые рога и темно-красную кожу Энейера, выдающую в нем камбиона. Быстро набросив на голову капюшон, Энейер чуть склонил голову, приветствуя путника.

- Ишь, какой дерганный, - пробурчал тот. Незнакомец оказался полноватым человеком лет сорока, одетый в кожаную куртку. Своим демоническим зрением Энейер в полной темноте внимательно рассмотрел его толстую фигуру, замечая мельчайшие детали: стоптанные подошвы сапогов - признак того, что человек был в пути уже несколько недель; резкие движения, выдающие в нем опытного, хоть и старого воина; легкий меч, болтающийся на ремне… Путник откашлялся и повторил:

- Я говорю - огоньку не найдется?

- Держи, - коротко ответил Энейер и бросил незнакомцу кремень. Тот ловко поймал его, несколькими умелыми ударами высек искру, подпаливая трубку, которая тут же оказалась у него во рту. Догадка Энейера подтвердилась - человек был воином, причем хорошим. Свет тлеющего табака в трубке осветил лицо путника. Энейер и так неплохо разглядел это немолодое лицо с кое-где поседевшей бородой и усталым карими глазами, но свет открыл некоторые детали, незаметные в темноте даже ему, - такие, как неглубокие шрамы, пересекающие лицо и кое-где сливающиеся с паутиной морщин, залегших вокруг глаз - похоже, этот человек часто и много смеялся.

- Ближе подойти не хочешь? - спросил после долгой паузы человек, пытавшийся в темноте рассмотреть Энейера.

- Нет, - коротко ответил Энейер и после небольшой паузы добавил, - пока не буду уверен, что ты не выпустишь мне кишки при первой возможности.

Человек улыбнулся и вытащил меч, ловко держа его в вытянутой руке острием к земле; постояв так некоторое время, он положил его на землю.

- Доволен? - осведомился незнакомец.

- Нет, у тебя еще кинжал в рукаве.

- Это уж только после тебя…

Энейер пожал плечами и положил рядом с мечом незнакомца свою изогнутую саблю. Тот только уважительно поднял брови при виде отличного оружия, для мастерского обращения с которым требовались годы упорных тренировок, и бросил на землю свои кинжал.

- Теперь можем спокойно поговорить? - нетерпеливо спросил человек, кусая зубами мундштук трубки.

- Теперь можем, - спокойно ответил Энейер и подошел ближе, лица скрытого капюшоном человек-воин не мог видеть, но на темно-красные ноги тут же обратил внимание, застыв в напряженной позе.

- Испугался? - спросил Энейер, не поднимая головы.

- Просто подумал, может, зря я с оружием так быстро расстался…

- Не волнуйся, ты забыл про второй кинжал - он у тебя в левом рукаве, - успокоил его Энейер.

Незнакомец некоторое время рассматривал Энейера со смесью страха и уважения, потом вдруг отрывисто расхохотался; смех получился скрипучий и ненатуральный, и он быстро прикрыл его кашлем.

- А ты - большой умелец, - криво улыбаясь, заметил незнакомец. - Я Грегор, Большой Грегор из Врат Балдура, может, слыхал обо мне?

- Нет, - покачал головой Энейер, - но и ты обо мне навряд ли слыхал, я Энейер, просто Энейер из Ласкана.

- Имя у тебя вроде эльфийское, но сам-то ты точно не эльф, - задумчиво проговорил Грегор, рассматривая Энейера. Внезапно глаза его расширились от страха и изумления, а в руке появился кинжал, молнией выскочивший из широкого рукава кожаной куртки. - Камбион! - выдохнул воин.

Энейер отскочил назад, уворачиваясь от короткого выпада противника. Ловко зацепив пальцами ноги кривую рукоять своей сабли, он взмахом ноги подбросил ее вверх, тут же перехватывая привычную рукоять руками. Грегор также успел поднять свой меч - Энейер не заметил, как, но был уверен, что не менее ловко.

- Успокойся! - крикнул Энейер, застыв в боевой стойке с мечом, поднятым на уровне глаз. - Я не причиню тебе зла!

- Черта с два! - крикнул в ответ Грегор и метнулся вперед, размахивая мечом. Энейер отразил несколько выпадов противника, легко уходя от сверкающего перед ним лезвия короткого меча.

Уже через несколько минут стало ясно, что он переоценил своего противника. Грегор быстро уставал и делал слишком длинные выпады, каждый раз открываясь - Энейер мог прикончить его в любую минуту, но продолжал ускользать от ударов, стараясь вымотать противника.

- Остановись! - прокричал Энейер, отскакивая в сторону и отражая очередной удар Грегора, - я ведь могу сейчас убить тебя… - тут он подскочил к не успевшему восстановить равновесие после слишком длинного выпада Грегору и приставил к его горлу отточенный до блеска клинок.

- Отлично, - прохрипел тот, остановившимися глазами уставившись на клинок, - я слушаю…

- Я не собираюсь тебя убивать, - быстро проговорил Энейер, - да, я камбион, но я не кровожадная тварь, убивающая все на своем пути, я знаю что тут говорят о камбионах, и многое из этого правда, но тебя я убивать не собираюсь - понятно?!

- Понятно… - выдохнул тот и бросил на землю короткий меч. Энейер удовлетворенно отступил назад, пряча в ножны свою саблю.

- Какого черта ты накинулся на меня? - спросил он.

Грегор, тяжело дыша, опустился на камень, на котором до этого сидел Энейер.

- Сам говоришь - много чего у нас о камбионах говорят, - пробормотал, наконец, он, - да и не только о них…эй, ты куда?

- Нечего мне тут задерживаться, - Энейер пожал плечами, стоя на опушке леса, - вижу, что мне лучше избегать путешествий по дороге. Может, еще свидимся, Грегор из Врат Балдура. Кстати, куда ты направляешься?

- В Восточную Гавань, - ответил Грегор, постепенно приходя в себя; во всяком случае, дыхание у него уже восстановилось, - говорят, там дешевая рыба и пиво.

- Говорят… много чего люди говорят, знаешь ли…

- Да уж, ну прощай, раз так, Энейер из Ласкана, удачной тебе дороги. Что-то мне подсказывает, что мы действительно еще раз увидимся.

- Да, и еще одно… кремень мой верни, - попросил Энейер. Грегор молча достал из кармана два белых камня, перевязанные куском кожи, и бросил их Энейеру. Тот поймал их на лету, как раз, перед тем как раствориться во тьме.

Грегор еще долго сидел на камне, медленно успокаивая тело и дух после тяжелого боя, потом поднялся и пошел по дороге, но не в сторону Восточной Гавани, а в противоположную, в сторону Ласкана.


Энейер шел по лесу не сбавляя шага, как будто под ногами у него была протоптанная дорога, а не мешанина из колючек, сломанных веток и высокой травы. На тренировках в ордене ему приходилось босиком стоять на углях и ходить по осколкам стекла и стальным лезвиям мечей, способных разрубить самый прочный нагрудник, так что сегодняшняя ходьба по лесу была просто приятной прогулкой.

…Шипящая на огне оленина пахла просто замечательно. Скрестив ноги, Энейер уселся рядом с костром, помешивая палкой угли. Светало… лес медленно просыпался, слышалось пение птиц, где-то вдалеке трижды пропел петух - значит, неподалеку есть людское жилье.

В этот раз Энейер решил соблюдать осторожность и надел ботинки, которые он носил с собой на случай сильных холодов, - в конце концов, он все еще был на Севере, а здесь морозы, превращающие людей в ледяные статуи, были далеко не детскими сказочками. Поев и отдохнув, Энейер дошел до опушки леса и тут же увидел небольшую деревушку, в которой, однако, присутствовал трактир, большое двухэтажное здание с зарешеченными окнами. Просто ради любопытства Энейер решил зайти в это непритязательное на вид заведение.

…Толкнув тяжелую дубовую дверь, Энейер поправил капюшон, слишком уж спадавший на глаза, и вошел в прокуренное помещение, заполненное массой запахов и звуков. Трактир выглядел так же, как и десятки ранее виденных им подобного рода заведений; единственным отличием было то, что он находился не в городе, и большинство клиентов были крестьяне, а не горожане. Пара таких толстобрюхих фермеров как раз развалилась у стойки, о чем-то оживленно болтая. При виде Энейера они замолкли и, раздув ноздри, начали присматриваться к нему с недоверием и опаской. Подойдя к стойке, Энейер встал рядом с крестьянами, упорно игнорируя их хмурые взгляды, и подозвал трактирщика - вина выпить хотелось неимоверно.

- Чего вам угодно? - спросил трактирщик в меру почтительно, но в его голосе явно проскочило недовольство. Похоже, незнакомцев не слишком жаловали в маленьких деревеньках вроде этой.

- Вина, пожалуйста, - попросил Энейер, стараясь, чтобы его голос звучал учтиво и спокойно.

- Вина нет, только пиво! - пробурчал трактирщик. - Кружка - три медяка.

- Нет, спасибо. - Энейер никогда не любил пиво; тем не менее, пить хотелось сильно. - Дайте воды.

- Воду пей из канавы! - прорычал трактирщик, смачно ударяя кулаком по стойке, - шляетесь тут, городское отребье, вино им подавай! Пиво, видите ли, ваше благородие не устраивает…

Трое крестьян, мерзко ухмыляясь, наблюдали за происходящим, готовые в любой момент прийти на помощь трактирщику, как морально, так и физически. Именно так обычно и начинались всякие глупые драки в трактирах, от которых пользы никому, кроме всегда готовых подраться дураков, какие обычно ошиваются в пивнушках и трактирах, не было. Решив не нарываться на неприятности, Энейер развернулся и направился к выходу из трактира. Внезапно он услышал свист летящей кружки и, не останавливаясь, увернулся от летящей в него кружки, чуть склонив набок голову. Увидев такое, любой нормальный человек застыл бы на месте и изумленно провожал бы незнакомца взглядом, пока тот не отошел бы на безопасное расстояние, но, как уже говорилось, крестьяне нормальными людьми не были, поэтому еще двое трудяг, до этого сидевших за небольшим столиком, поднялись и заслонили дверь.

- У нас здесь не принято уходить, ничего не купив, - сказал высокий белобрысый детина, разминая огромные мускулистые руки, а второй, чуть поменьше и понаглее, пропищал:

- Тут тебе трактир, а не проходная.

- Отлично, - Энейер пожал плечами и кинул трактирщику горсть медяков, сверкнувшую в свете факелов и свечей яркими отблесками, - поставьте этим парням выпивки, за мой счет.

Крестьяне явно растерялись, не зная, что сказать. Энейер спокойно наблюдал за их туповатыми физиономиями и совсем не удивился, когда снова услышал визг противного маленького наглеца, ростом едва по плечо Энейеру.

- Трус городской! - сплюнул "мелкий" и адресовал Энейеру непристойный жест. - Что, уже обделался?!

- Отойди с дороги, - спокойно сказал Энейер, стоя перед "мелким" и его дружком-громилой, который был вдвое шире Энейера и раза в полтора жирнее.

- Сволочь, думаешь, раз богатый, значит, лучше других?! - завизжал "мелкий" совершеннейшую бессмыслицу, скорее всего от изумления, что Энейер не реагирует на его глупые оскорбления, способные привести в ярость таких же туповатых крестьян.

Энейер усмехнулся, что было ошибкой; крепкий кулак "мелкого" врезался в его щеку, прикрытую капюшоном, голова Энейера качнулась в сторону… в висках застучала кровь, и поднялась жуткая ярость, искоренить которую он пытался всю свою жизнь. "Этот ублюдок посмел ударить Меня!!..". Трясясь от ярости, Энейер схватил визжащего недомерка, поднял его над головой и одним мощным резким движением сломал ему обе руки. В зале повисла тишина, через секунду взорвавшаяся воплями и криками; опомнившийся громила занес для удара огромный кулак, целя Энейеру в голову. Камбион легко уклонился, ребром ладони ломая нападающему ребра, сзади послышались приглушенные крики, Энейер понял что пора уходить и развернулся к открытой двери - на пороге стояли самое меньшее десяток крестьян, каждый из которых держал в руках оружие. Капюшон Энейера, конечно же, упал на спину во время драки, и крестьяне со смесью ужаса и ненависти уставились на его темно-красное лицо с торчащими из-за заостренных ушей чуть закрученными вверх серебристыми рогами.

- Окружай его, парни! - прокричал морщинистый крестьянин, скорее всего староста, направив в горло Энейера острые вилы.

- Не нужно, - устало проговорил камбион, стараясь не слушать глухие стоны прыщавого, валявшегося на полу, - я сдаюсь, не надо больше крови…


Rambler's Top100 Service