fallout.ru

Погребальные костры


…Тонкая рука обтянутая бледно-желтой отливающей металлом кожей аккуратно касается ладонью заточенного острее бритвы клинка. Проводит ей вдоль изгиба сабли, оставляя тонкую полосу алых кровавых бусинок крови, медленно растекающихся по зеркальному клинку, затемняющих отраженный свет. Черные зрачки в виде песочных часов зачаровано наблюдают за тем, как из светло-зеркального, клинок превращается в черный, непроницаемый…


- Ну что же ты… бей! - почти прокричал Элминстер, глядя на остановившийся у его горла клинок Полумесяца, он уже почти чувствовал холодное прикосновенье стали. Кровь, текущая из разбитого носа залила лицо Элминстера, и, смешиваясь с потом, потекла по бороде, превращая красивое лицо старика в уродливую маску. Эрик, Дриззт и Тейлен замерли, опустив оружие, зачаровано глядя на самого старого и могучего мага Фаеруна, которому впервые за многие столетья пустили кровь.

- Сними с моего отца Сферу Отчуждения. - Прошептал Энейер, сжимая рукоять Полумесяца побелевшими ладонями, только он один знал, каких усилий ему стоило остановить рвущийся к горлу старика черный клинок.

- Хорошо…- выдохнул Элминстер, и, закрыв глаза, снял заклинание. Энейер почувствовал, как колдовское сосредоточение покидает тело старика, и каким-то странным образом знал, что Элминстер сказал правду, знал, что в этот момент Сфера Отчуждения взорвалась тысячей сверкающих искр, отразившихся в снегах горы Целестия, выпуская Роугрохрорга на свободу, - твой отец свободен, целестийцы не успели погрузить его в пресловутый Вечный Сон, и он ушел на Батор, восстанавливать силы. Можешь прямо сейчас присоединиться к нему…. - Предложил маг, указывая на все еще ревущий алым пламенем портал на Батор.

- Нет. - Покачал головой Энейер.

- Почему?

- Это одна из вещей, которых тебе никогда не понять Элминстер, - проговорил Энейер, медленно отводя дрожащий Полумесяц в сторону, - все мы вольны, поступать так, как считаем нужным, во зло или во благо… именно это и делает из нас наследников Богов, а не их бездумные марионетки.

- Почему же ты не убьешь меня? - спросил Элминстер, вытирая рукавом пот со лба.

- По той же причине. Я не хочу становиться марионеткой, - Энейер с заметным трудом повесил Полумесяц на пояс, сабля зашипела, задергалась, но все же подчинилась хозяину, - ты знаешь, кто изготовил эту саблю, не так ли?

- Фистандантилус с Кринна.

- Верно… - Энейер убрал спавшие на глаза серебристые волосы, - он создал его, чтобы я убил тебя Элминстер. Знаешь зачем?

- Магический заряд во Вселенной ограничен, - кивнул старый маг, - чем больше на свете великих магов, тем слабее каждый из них. Этот маг стремиться к власти, стремился всю свою жизнь, я - носитель светоча Мистры, один из самых могучих магов этого Плана, моя смерть усилила бы Фистандантилуса, уровняв его силу с силой богов.

- Мне нет до тебя дела, Элминстер. Отзови своего слугу, и никто больше не пострадает…

- Нет! - прокричала Тейлен, бросаясь на раненного мага с кинжалом в руках. - Сегодня ты умрешь Элминстер, я поклялась отомстить…

Девушка внезапно остановилась, глядя на кровь, капающую из разрубленной шеи. Застывшими глазами посмотрела на Элминстера, потом на Энейера, сделала шаг назад и прошептала, тихим замирающим голосом:

- Йер? - и медленно поднеся к разрезанной шее руку, почувствовала на пальцах кровь… споткнулась, и упала на пол, больше не дыша.

- Никто не прикоснется к Элминстеру, - нахмурившись проговорил Дриззт, вытирая со своей сабли кровь Тейлен, - сперва придется переступить через мой труп, а это не так уж п… - Дроу запнулся, встретившись глазами с камбионом. Впервые за много лет он испытал настоящий, животный страх перед смертью, - п-просто…


Не говоря ни слова, Энейер пошел на темного эльфа, Полумесяц сам скользнул в руку, привычно ложась рукоятью в открытую ладонь. Вокруг не было ничего, зал Мортуария слился в темное месиво света и теней, отбрасываемых факелами все еще горящими в руках безмолвных зомби. Пропал Эрик и Элминстер, пропала лежащая на полу в луже собственной крови Тейлен, пропал Энейер, воин-кенсаи…. Остался только Дриззт До'Урден, дроу-ренегат, оставивший свой дом, не в силах смириться с жестокостью дроу, он, и Несущий Смерть. Тот, кого когда-то назвали Энейером. Единая сила ненависти, боли и смерти выжгла в нем его прошлое, уничтожила окружающий мир, лишила возможности остановиться, оставив только один путь. Несущий Смерть знал, что он должен сделать, темный эльф умрет, и ничто не сможет остановить Полумесяц, ставший частью Несущего Смерть, слившийся с черной формой когда-то бывшей краснокожим телом камбиона. Он чувствовал огонь, проступающий из-под босых ступней, чувствовал, как кипит в нем кровь, едким дымом вырываясь изо рта и глаз. Путь кй был отброшен в сторону, когда Несущий Смерть начал жуткий танец смерти, уследить за которым было не под силу смертным…. Дриззт не видел ничего этого, он видел только черную тень камбиона, охваченную адским пламенем, и две тонких сабли начали движение одновременно с запевшим Полумесяцем, сплетающим во внезапно отяжелевшем воздухе узоры смерти. Клинки соприкоснулись в воздухе, звеня и высекая искры, Несущий Смерть превратился в черную молнию, вихрем ударов оттеснившую Дриззта к стене. Дроу едва успевал отбивать удары черной сабли, слившейся в плавающий в воздухе кнут, так и норовящий срезать кусок плоти темного эльфа, прорезать мясо и вонзиться в кость. Несущий Смерть продолжал движение, не обращая внимания на боль в руках и протестующий треск Полумесяца, каждый раз с неимоверной силой ударяющегося о скрещенные клинки До'Урдена. Удар, еще удар… темное месиво кружиться вокруг огнями факелов… шаг, еще шаг, поворот, огонь, проступающий на босых ступнях, шипит, поднимая клубы едкого дыма. Все звуки слились в единый гул соприкасающихся клинков, в свист поющего Полумесяца, в треск ревущего пламени… такой гул он слышал лишь однажды, когда в Ласкане били в Столетний Колокол, но это было в прошлом, а прошлое не принадлежало Несущему Смерть.

Дриззт уже успел пожалеть о том, что оставил в Мифрильном Зале верную Гвенвивар, опасаясь, что она может попасть в лапы демонов. Сейчас посторонняя помощь ему крайне пригодилась бы…

Удар, еще удар… треск, свист, боль в ладонях… краем глаза камбион все же увидел сеть трещин, покрывших клинок Полумесяца, но остановить свой следующий удар все же не смог. Треснувший Полумесяц взорвался тысячей раскаленных осколков, ударивших в лицо Несущему Смерть огненной волной. В глаза как будто впились тысячи иголок, но зрение не хотело уходить, вися в воздухе багряным видением, наполовину скрытым кровью, заливающей глаза. Все еще сжимая в руках рукоять Полумесяца, оканчивающуюся поломанным лезвием, Несущий Смерть шагнул вперед, чувствуя острую, ледяную боль в руке. Перед залитыми кровью глазами проплыла отрубленная чуть выше локтя рука, обтянутая красной кожей, все еще сжимающая в ладони бесполезный осколок черного меча. Рука, его рука! Медленно проплыла мимо, оставляя за собой тонкую струю крови, почему-то упрямо висящую в воздухе… Все кончилось так же внезапно, как и началось - наполовину ослепший Энейер мешком упал на холодный пол Мортуария, чувствуя, как толчками вытекает кровь из уродливого обрубка правой руки. Колокола все так же гудели в ушах, затмевая своим звоном боль, огни факелов смешались, слились в единый погребальный костер…

- Ну, вот и все! - раздался звонкий голос Дриззта.

- Отойди в сторону, дроу, - прогремел незнакомый и одновременно вызывающий в памяти смутные образы голос, - твое поганое племя и так отравляло землю слишком долго.

- Однажды мы снова вернемся к звездам, отбросив паутины лживой Ллотх! - парировал Дриззт. - Я первый показал путь, по которому вскоре вернуться к свету все дроу!

- Поэтому ты все еще жив… - проговорил наполненный силой голос, - а теперь, убирайся, он будет жить. Таково мое веление!

- По-твоему этот камбион заслуживает жизни? - прокричал Дриззт. - Это идет в противоречье всем твоим ученьям!

- По-моему, вы все заслуживаете права жить, - рассмеялся Голос, - а ученье - это и есть противоречье, глупый дроу, тебе этого никогда не понять.

- Ну, нет, - огрызнулся Дриззт, - кое-что я понять все же могу, я победил одного аватара и справлюсь с другим, нападай - я не боюсь!

- Глупец, тебя спас случай и Мое вмешательство… а впрочем, это не важно, готовься дроу, сейчас ты встретишься в бою с тем, против кого не устоял сам Роугрохрорг!

- Роугрохрорг не устоял и против Элминстера!

- Оставь эти глупости, Дриззт! - вмешался Элминстер. - Здесь нам не победить, оставь ему камбиона, пусть живет… не в правилах Арфистов вмешиваться в промысел богов.

- Хорошо! - яростно выкрикнул Дриззт. - Забирай своего камбиона, Хельм, теперь уже не знаю, почему тебя называют богом справедливости, являешься в образе падшего паладина, спасаешь демонов… По твоему, это добро!?

- Ты сильно искажаешь добро, дроу, - спокойно ответил Голос, - а помогаю я ему как раз потому, что это Высшая Справедливость, а Высшее Добро - это помощь падшим, а не их глупое, бессмысленное истребление. Убирайся Дриззт До'Урден, не испытывай больше моего терпения!

Сквозь наползающую тьму Энейер увидел синюю вспышку портала, перенесшего Элминстера и Дриззта на Фаерун. Тьма сгущалась, готовая поглотить Энейера, кровь медленно уходила из слабеющего тела, он уже почти видел Серую Пустыню, куда он должен был попасть после смерти, так и не выбрав свой земной путь… Ветер гнал бесцветные вихри по бесконечным просторам, приступ отчаяния, ощущения пустоты охватил умирающего камбиона. Энейер закричал, отчаянно, яростно, понимая что, прожил жизнь напрасно, напрасно убивая и истекая кровью…. Чьи-то руки подняли его с холодного пола Мортуария и поставили на ноги. Неведомая Сила, исходившая от этих рук, приятным теплом пробежала по телу, кровь остановилась, Энейер почувствовал, как затянулась рана на обрубленной руке, как перестали кровоточить глаза. Камбион пересилил боль и открыл глаза. Перед ним сверкающим серебреным колосом брони стоял Эрик Делвир, сияющий ярким, греющим душу светом.

- Эрик?… - спросил Энейер, прикрывая глаза, не выдерживающие яркого света.

- Хельм. - поправил бог справедливости, улыбаясь камбиону.


Rambler's Top100 Service